Горький запах «ветра перемен»

Боевые действия идут в Украине уже три недели и не думают завершаться, цены ползут вверх, а в народе говорят о втором пришествии чёрного валютного рынка. Несмотря на увещевания властей, ревущие 20-е в Беларуси начинают отчётливо пахнуть лихими 90-ми. В такой обстановке простому работяге особенно сильно хочется оставаться «вне политики» и надеяться, что ситуация как-нибудь разрешится сама собой. Спешу огорчить – на лучшее надеяться не приходится. И вместо того, чтобы прятать голову в песок, ожидая гиперинфляции и массовых сокращений, предлагаю попробовать разобраться, чего нам ждать от грядущих месяцев и где искать спасения.

Ситуация такова: в связи с военными действиями России в Украине, а также  с известными событиями 2020 года, многие западные страны и отдельные компании объявили о прекращении сотрудничества с нашей страной и взаимодействия с нашим рынком. И хотя санкционное давление запада на Беларусь пока слабее, чем на Россию, то ли ещё будет. Кое-какие из изменений уже хорошо заметны – перестал работать сервис Bolt, закрылась IKEA, «Белагропромбанк», «Банк Дабрабыт» и «Банк развития Республики Беларусь» отключены от SWIFT, что сделает невозможным переводы денег через них. Но самые важные для нас ограничения будут менее заметны. Так, Литва отказалась возить продукцию «Беларускалия», продажи которой делали, между прочим, до 10% республиканского бюджета. Это означает, что Солигорск потеряет огромную кучу денег, которую вычтут в первую очередь именно с работников Беларуськалия.

Касается это не только бравых шахтёров. Беларусь уже долгие годы существует взаймы, на деньги кредиторов, таких как Россия или МВФ. Проценты по кредитам страна с горем пополам платит, а деньги на погашение процентов начальство Беларуси получает с продаж продукции предприятий вроде Беларуськалия, Гродно Азота, МАЗа, БЕЛАЗа, МТЗ и прочих «титанов» отечественной индустрии. Но вот незадача – все эти титаны безнадёжно устарели. Каждый, кто хоть слегка касался белорусского производства, знает, что большая часть оборудования, станков и технологий осталось в лучшем случае годов с 80-х и с помощью изоленты и такой-то матери кое-как работает и по сей день. Там же, где от советского подхода оказались, в ход идёт импортное оборудование и комплектующие для изделий.

Насколько белорусскими являются белорусские товары? Давайте смотреть на примере. Витязь отечественного автопрома, БЕЛАЗ, до недавнего времени оснащал самые ходовые модели своих самосвалов двигателями производства бездуховной американской компании Cummins. А когда сотрудничество с американцами оказалось под вопросом, выяснилось, что БЕЛАЗы с двигателями от китайских или российских конкурентов никому на рынке не нужны, потому что по качеству выходит сильно хуже. Приложите к этому не имеющие аналогов системы смазки от Lincoln, дочерней компании шведской SKF, резинометаллические уплотнения от американской фирмы Goetze, генераторы от General Electric, электрооборудование от немецкой Siemens… И представьте, что случится с БЕЛАЗом, когда все эти производители откажутся от сотрудничества с Беларусью. Кто ж его тогда купит, если американский Caterpillar надёжнее, а китайский NHL дешевле?

К сожалению, БЕЛАЗ не уникален в том, что наполовину состоит из импортных запчастей и технологий. Машиностроение закупает комплектующие, металл, уголь, химическая промышленность закупает оборудование, и те, и другие зависят от европейских логистических цепочек. Когда советское наследие решают наконец заменить, то заменяют либо на западные технологии и оборудование, либо на российские. Но вот в чём проблема – российская промышленность за последние 30 лет тоже стала полностью зависимой от западных технологий! А насколько мы знаем, санкционный удар по России пришелся куда более мощный, чем по нам, и у восточных товарищей обсуждаемые проблемы уже начались.

Что же получается? Скоро мы можем оказаться в ситуации, когда всё белорусское производство встанет колом из-за банальной невозможности работать без западных поставщиков. А за этим неизменно последует кошмар любого работяги – сокращения. Помните 2015-й, когда половина предприятий страны работала по два дня в неделю, а работники получали соответственно? Вспоминайте скорее, потому что грядущая катастрофа будет куда хуже. К примеру, на Нафтане с прошлой недели «временно приостановили» некоторые выплаты по коллективному договору. Все упомянутые выплаты идут из прибыли предприятия, а их приостановка означает, что прибыль Нафтана уже сильно упала. Казалось бы, случайность. Однако Нафтан – это одно из самых прибыльных предприятий страны, надёжный оплот стабильности и гарант белорусского «экономического чуда». Если такое происходит на Нафтане, что же творится на других, менее успешных предприятиях?

Не стоит забывать и о бешенном темпе инфляции. За прошедшее с февральской получки время зарплата работника успела обесцениться на 25% за счёт падения рубля. Это означает, что из-за скорости роста цен количество товаров, которое можно сейчас купить на февральскую зарплату, на четверть меньше, чем буквально три недели назад. Что же будет к концу марта? А к концу апреля? Ситуация-то не спешит исправляться.

И вот, руководству предприятий предстоит платить тысячам своих работников зарплаты из денег, которых нет, и деньгами, которые превращаются в фантики за несколько дней. Самое логичное, до чего в таких ситуациях всегда доходит любое начальство – это избавиться от необходимости платить. Треть работников сократить, ещё треть отправить в отпуск за свой счёт на неопределённый срок, оставшихся выводить за 2/3 зарплаты два дня из пяти собирать недоделанные машины, чтобы поставить их ржаветь на заводской площади. Так было в 90-х, так было во время кризиса 2014-2016 годов, так будет и в этом году, только размах окажется масштабнее.

Конечно, минтруда будет стараться сгладить углы и не допустить резкой остановки всей промышленность в одночасье. Оно и понятно – в сфере производства Беларуси занято более миллиона граждан, то есть четверть трудоспособного населения. Страшно. Процесс уже начался. Пока что наименее «благонадёжных» людей, например, не состоящих в провластных профсоюзах, запугивают и заставляют увольняться по собственному желанию, не взирая на их заслуги перед родным предприятием. А когда «неблагонадёжные» закончатся, следующими будут остальные работники, которые «не интересуются политикой».

Выстраивается нехитрая логика: санкции ведут к дефициту импортных комплектующих, дефицит – к остановке экспорта, остановка экспорта – к отсутствию у предприятий денег, что, в свою очередь приводит к уменьшению или полному отсутствию зарплат и массовым сокращениям. Четверть трудоспособного населения страны, а также их семьи, рискуют оказаться на улице в полнейшей нищете. Резкое обнищание четверти населения моментально ударит по сфере продаж и услуг – когда у людей нет денег, они не покупают в магазинах много товаров, не заказывают еду на дом, не тратятся на ремонты, отдых, кафе и поездки. И вот уже кризис захлестнул большую часть Беларуси. Доходы людей упадут до минимума, следовательно, упадут и налоги. А именно из налогов формируются зарплаты бюджетников. Значит, врачи, учителя и работники культуры тоже будут массово терять доходы и работу. Из налогов выплачиваются так же и пенсии, так что и почётные ветераны труда останутся без средств к существованию. Не будет в Беларуси тех, кого минует волна нищеты. На мой взгляд это сущий кошмар.

Кто-то обязательно скажет: «Вот же гады, эти европейцы с американцами, совсем нас не щадят». И это отчасти даже правда. Можно долго спорить о том, кто злодей во всей этой истории, но факт остаётся фактом – нам не дотянуть до зимы, если мы не убедим запад снять санкции. В идеале, заниматься такими вещами должно руководство страны, принимать решения и вести политику на пользу своего народа, однако, как ни прискорбно, добрые цари бывают только в сказках и легендах.

Поэтому решать сложившиеся проблемы придётся нам самим, хотим мы того или нет. Никто не в силах заставить правительство делать то, что оно должно делать, кроме нас. У нас есть несколько задач – во-первых, пережить это мрачное время, во-вторых, устранить причины введения санкций. В наших это силах или нет – время покажет, а пока что нужно пытаться. До последнего отстаивайте свои рабочие места, надбавки, премии. Если нужно — ругайтесь с начальством, отказывайтесь выполнять работы не по трудовой инструкции, если пытаются заставить, и наоборот, требуйте нормальных смен вместо 2/3 или отпусков за свой счёт. Ни в коем случае не подписывайте увольнение по соглашению сторон. Если вам что-то не доплатили, где-то ваши трудовые права нарушили – самое время разозлиться и пойти в суд. В общем, не дайте сделать себя крайним за чужие ошибки.

Однако сложно бороться и добиваться своего, когда ты один. Одного смельчака могут заткнуть, запугать, уволить за придуманные провинности, но когда рабочие требуют бригадами, участками, цехами, руководству и хозяевам заводов ничего не остаётся, кроме как идти на уступки и удовлетворять ваши требования. Не ждите, пока припрёт. Не рассчитывайте, что вас пронесёт. Объединяйтесь. Лучше всего это делать на базе независимых профсоюзов, таких, как наш. В основе любого настоящего профсоюза лежит солидарность со своими коллегами, понимание, что если сегодня сократили товарища, то завтра ты можешь быть следующим. Стойте друг за друга горой, иначе в итоге все окажетесь без гроша и без работы.

Яков Молотов