Как спасти «Гомсельмаш»?

Как спасти «Гомсельмаш»?

Для спасения финансового состояния организаций холдинга «Гомсельмаш» будут использованы все доступные способы: от отсрочки погашения долгов и передачи непрофильных активов до налоговых послаблений и бухгалтерских манипуляций.

Ранее в соответствии с  Указом от 29.06.2015 № 281 организациям холдинга «Гомсельмаш» были предоставлены бюджетные займы в валюте под 7% годовых, в т.ч. ОАО «Гомсельмаш» – до 296,9 млн. USD, ОАО «Гомельский завод литья и нормалей» – до 125,6 млн., ОАО «Гомельский завод специнструмента и технологической оснастки» – до 3,3 млн. USD. Средства для этого были получены путем выпуска государственных долгосрочных об­лигаций на общую сумму 425,8 млн. USD, которые выкупили «Беларусбанк», «Альфа-­Банк», «Белвнешэкономбанк» и «Бел­газпромбанк». Облигации, как и займы, должны были погашаться в 2019–2022 гг. Однако теперь срок возврата займов Указом от 10.10.2017 № 372 переносится на 2019–2029 гг. Период погашения облигаций пока остался неизменным. Одновременно участникам хол­динга пре­доставляется отсрочка погашения начисленных и не уплаченных до этой даты процентов за пользование ранее данными займами по 31.12.2020 г. и рассрочка их погашения с 1 января 2021 г. по 31 декабря 2029 г. ежемесячно по графику, согласованному с Минфином.

Также из ОАО «Гомсельмаш» до конца текущего года будет выделен сельскохозяйственный комплекс «Юбилейный», акции которого предписано безвозмездно передать в ком­мунальную собственность. Кроме того, местным советам дано указание не увеличивать для организаций холдинга в 2018–2022 гг. ставки налога на недвижимость и земельного налога.

Еще одной своеобразной пре­ференцией станет позволе­ние участникам холдинга спи­сывать курсовые разницы, отнесенные на доходы (расходы) будущих периодов, на доходы (расходы) по финансовой деятельности и внереализационные доходы (расходы), учитываемые при налогообложении, в порядке и сроки, установленные руководителем организации, но не позднее 31 декабря 2025 г.

Учет курсовых разниц давно стал стратегической проблемой белорусской экономики. Если списывать их на финансовые результаты в том отчетном периоде, когда они возникли, как требуют МСФО, то станет слишком очевидным, что в результате череды девальваций прошлых лет многие предприятия являются бес­просветными банкротами. Поэтому власти неоднократно принимали решение относить курсовые разницы на расходы и доходы будущих периодов, а на финансовые результаты списывать позднее. При этом окончательный срок такого списания периодически откладывается. Так, всем предприятиям в соответствии с Указом от 21.08.2017 № 298 полагается списать не покрытые остатки курсовых разниц, числящиеся на конец текущего года, в убыток не позднее 31 декабря 2018 г. Но последствия этого шага для некоторых организаций могут оказаться катастрофическими.

Например, у ОАО «Гомсельмаш» по итогам 2015 г. более половины чистого убытка (192,3 млн. BYN) было обусловлено курсовыми разницами (98 млн.). В прошлом году списано всего 118 тыс. BYN курсовых разниц, а предприятие показало 339,3 млн. BYN выручки и 0,5 млн. чистой прибыли. Но в балансе «Гомсельмаша» на 31.12.2016 г. числилось 258,5 млн. BYN – почти 1/5 всех активов. Вероятно, большую часть этой суммы тоже составляли курсовые разницы, которые в случае списания не только превратили бы пред­приятие в убыточное, но и привели к отрицательному значению собственного капитала.

Такая картина наблюдается у многих белорусских госпредприятий. Но пока возможность скрывать эту проблему еще несколько лет получили только участники холдинга «Гом­сельмаш». Возможно, им даны еще какие-то преференции для более реальной стабилизации финансового положения, но в Указе № 372 они скрыты под грифом «для служебного пользования».