Максим Позняков: «Никаких упаднических настроений нет»

Максим Позняков: «Никаких упаднических настроений нет»

Интервью с председателем Белорусского Независимого профсоюза Максимом Позняковым. В нём он рассказал о том, имеется ли будущее у рабочего движения в нашей стране и возможна ли профсоюзная деятельность в сегодняшних реалиях?

— Как можно описать происходящее в рабочем движении сегодня?
 
2020 год показал, что независимые профсоюзы и сама идея независимого профсоюзного движения, где идея справедливости и справедливого распределения прибыли, справедливого отношения на рабочем месте востребованы в Беларуси. Это то, чего не хватает белорусским рабочим. Степень унижения и степень эксплуатации, степень несвободы, уровень несправедливости на предприятиях очень высок. Однако, те действия, которые власти провели и продолжали проводить в 2021 году, в начале этого года, поубавили пыл людей. Но это не значит, что сама идея куда-то делась.
 
Люди понимают: только объединившись, коллективно и поддерживая друг друга можно что-то изменить. Поэтому перспективы для развития рабочего движения, укрепления солидарности имеются.
 
— Почему тогда массового объединения в профсоюзы не произошло?
 
Коллективной борьбы, если говорить про рабочее движение, было мало. Была попытка начала коллективных действий, обусловленная негодованием, бурей эмоций на действия силовых структур после выборов. Она не была обусловлена какими-то социально-экономическими проблемами. На тот момент люди верили в судебную защиту, в какую-то справедливость от руководства предприятий. В то, что руководитель «отец родной — он за коллектив», остатки идей от советского прошлого. Но после тех событий эта вера исчезла. Осталась вера в самих себя.
 
— Неужели есть вера в самих себя?
 
На данный момент она не проявляется. В условиях тотальной зачистки проявлять себя активно – это самоубийство. Поэтому люди пытаются переждать, пересидеть, сохраниться, и это абсолютно нормальное желание.
Сейчас стоит вопрос о новых формах взаимодействия организации, безопасных для людей. Вопрос активной фазы не стоит. Необходимо создание каких-то групп на предприятиях, которые в дальнейшем могли бы влиять, объединять людей, поднимать общие проблемы, вопросы и каким-то образом пытаться их решить.
 
Сейчас позиция какого-то выжидания, успокоения или смягчения ситуации после накала. Но сам запрос и сама идея никуда не исчезла. Остался вопрос безопасных форм взаимодействия.
 
— Существуют ли безопасные формы взаимодействия в профсоюзе?
 
Наши принципы, цели и задачи не поменялись. Изменилась ситуация вокруг нас. Она стала более враждебной. Мы же были, есть и остаёмся, я надеюсь будем рупором рабочих в этой государственной системе. Кроме нас никто не озвучит существующие проблемы. Не будет рупора – ситуация будет ухудшаться. И здесь очень важно, чтобы у людей на местах было понимание этого.
 
— Основная задача независимого профсоюза – это быть рупором трудового коллектива?
 
Быть рупором, представлять интересы, объединять людей и добиваться на рабочем месте безопасных условий труда, соблюдений трудовых норм в плане рабочего времени и отдыха, переработок и т.д.
 
Как только не будет независимых профсоюзов на предприятии, появится огромный соблазн это все не соблюдать. Это мы прекрасно видим на предприятиях, где нет независимых профсоюзов, где людям даже не показывают коллективный договор, где элементарные нормы не соблюдаются. Здесь мы можем помочь, рассказать, как коллективно можно заставить руководителей исполнять элементарные нормы закона.
 
— Как раз здесь и заключается соблазн в уничтожении таких профсоюзов. Теряют ли что-то работники, если независимые профсоюзы будут уничтожены?
 
Соблазн был у них всегда, и история с Казахстаном тому наглядный пример. Там независимое рабочее движение было уничтожено десять лет тому назад. Оно запрещено в стране, а ее лидеры были арестованы и отсидели большие сроки. Но такие действия не заставили рабочих думать по-другому. Это же не заставило их принять несправедливость в отношении них и не заставило их работать бесплатно?! Это не снизило уровень протестов. Мы же видели то огромное количество забастовок, которое прошло в Казахстане.
 
Здесь нужно чётко понимать. Когда власть оперативно не реагирует на посыл рабочих, поскольку некому заблаговременно указать на проблему, то они сразу же становятся перед фактом забастовки. Когда власти не реагируют на посылы профсоюзов или протестов, а закупоривают ситуацию, то все может вылиться в то, что мы видели в Казахстане – беспощадный бунт. Это происходит только из-за того, что нет выхода. Поэтому уничтожение независимых профсоюзов не несёт никакой пользы в долгосрочной перспективе. Неконтролируемые выступления и забастовки, которые будут неорганизованы, могут привести к серьёзным последствиям. Поэтому, это непродуманная и неконструктивная позиция.
 
— Это в масштабе страны, а в масштабе отдельного работника?
 
Закрытие профсоюза ведет к исчезновению первичных структур на предприятиях. То ли это по решению властей, то ли по причине самоликвидации из-за невозможности выполнять свои цели и задачи. Это приведет к уничтожению института контроля общественных инспекторов на предприятиях, где есть наши структуры. Рабочие не будут представлены в переговорах по заключению коллективных договоров, останутся только госорганизации. Тут можно только предполагать, что будет.
 
— Почему власти не закрыли ни один независимый профсоюз в Беларуси в период расправы над НГО?
 
Для одних мы «агенты запада», для других мы «пособники режима». Эти стороны голословно обвиняют нас в продажности и других грехах. Мне кажется это говорит о том, что мы на протяжении всей своей истории пытаемся выстраивать свою независимую политику, свои независимые действия. Действительно являемся независимой организацией от органов власти, от оппозиционных деятелей, политических партий или третьих сил.
 
Возможно, свежа в памяти власти реакция профсоюзного мира на приостановку деятельности в 1995 году Свободного профсоюза Белорусского. Свежо в памяти и лишение преференций для предприятий Беларуси со стороны Евросоюза, за нарушение прав трудящихся.
 
Возможно причиной стало то, что у нас всегда имеется серьёзная международная поддержка профсоюзов и Международной Организации Труда. Издержки закрытия независимых профсоюзов будут гораздо большие, чем выгода от закрытия.
 
— На что рассчитывали профсоюзы, входящие в БКДП, которые приняли на ХI съезде заявление о требовании начала диалога с властями? И может ли БКДП быть той площадкой для переговоров?
 
Я бы не сказал, что здесь был какой-то расчёт. Выгоду из этой ситуации извлечь невозможно. Политический кризис, который длится у нас второй год, и экономический кризис, который все больше подходит к нам. Мы же видим, какой скачок цен на товары произошел за прошлый год и это учитывая, что санкции в отношении страны еще не в полную меру действуют. Мы предполагаем, что наступят серьёзные экономические последствия. А последствия в первую очередь ударят по рабочему классу, по нашим семьям и нашим жизням. Мы чувствуем ответственность за судьбы рабочих и в первую очередь за судьбы наших членов профсоюза.
 
К тому же, кризис может привести к непоправимым последствиям, в том числе к исчезновению нашей страны. К разрушению экономики и промышленности. Мы можем превратиться в страну пенсионеров и военных. Мы видим какой сейчас происходит отток квалифицированной рабочей силы в возрасте, специалистов которым за 30 лет. Отток молодежи, которая уезжает учиться и остается в Евросоюзе. Мы себе чётко представляем перспективу усугубления этого кризиса. Силовой способ не изменит ситуацию стратегически. Разрешение этой ситуации без диалога невозможно. Понимая то, что в стране мы остались единственной организацией, которая имеет представительность и людей, мы и сделали этот шаг.
 
Это не прогиб в сторону власти, это осознание всей сложности и даже катастрофичности всей ситуации в будущем. Поэтому мы надеемся на благоразумие. Власти стоит немного в сторону отодвинуть вопросы своей амбиции и гордости. Поэтому только диалог!
 
Осознавая свой вес в международной системе на международном уровне, мы смогли бы здесь сыграть определенную роль и помочь выйти из этой ситуации. Идет откровенная война на уничтожение с обеих сторон. Сравнять все с землей просто, а вот только как это после восстановить? Неужели есть наивные люди, которые думают, что придет добрый дядя и даст нам кучу денег на восстановление экономики?! Я не питаю иллюзии от смены власти, если в этой власти не будут представлены рабочие и их позиция.
 
Только объединившись в многочисленные независимые профсоюзы можно влиять на построение справедливого общества, где рабочий человек будет защищен.
 
— Имеется ли видение будущего БНП на сегодняшний день и на завтрашний?
 

Есть два варианта. Один реалистично-пессимистичный, а второй идеальный. В большей степени все зависит от рабочих. В идеале я вижу, что на данном этапе мы можем объединять людей, создавать структуры неофициально. Как показала практика 2020 года, никто не собирается регистрировать наши профсоюзные организации. Если же наше предложение по диалогу и выходу из кризиса получит продолжение, то это поспособствует будущему профсоюза в целом. Если нет, то все равно мы продолжим объединять людей, учить их, информировать о способах коллективной защиты своих интересов. Рано или поздно ситуация все равно изменится, и мы будем готовы к этому. Никаких упаднических настроений нет, никто не складывает руки.
 
В следующем году у нас будет отчётно-выборный съезд, где решение будет принимать съезд и есть понимание того, что нужно видоизменяться, назрели изменения в Устав. Над этим надо будет плотно поработать в этом году. Есть определенные наработки наших юристов, которые предстоит обсудить. Проблемы существуют, и они обнажились на судебных заседаниях. Вопрос коммуникации с членами профсоюза и использование современных технологий, также довольно острый. Зачастую остаемся в законсервированном прошлом. Поиск форм безопасного нахождения работников в профсоюзе и закон о персональных данных даёт нам здесь определенное преимущество.
 
Чем быстрее мы начнем меняться и использовать свои возможности, которые имеем, тем сильнее мы станем. Мы видим как пытаются уничтожить профсоюзные организации, но эта острая фаза все равно закончится. Хотелось бы здесь в первую очередь обратиться к рабочим на предприятии: вы должны сделать выбор и решить – нужен ли вам независимый профсоюз, который дает определенные возможности и надежду на справедливое будущее на рабочем месте для вас и ваших детей! Важно остаться и поддержать организацию в трудный момент. Понятно, что очень страшно потерять работу и остаться одному, но в этом то и суть объединения, что, если одному человеку трудно – профессиональный союз помогает.
 
В сложные моменты, в истории или в жизни, обществу нужно объединяться. Нельзя поддаваться панике и разъединяться, поскольку поодиночке в тяжелой ситуации ты не справишься. Хотелось бы чтобы люди это понимали и видели в профсоюзе то место, где можно получить помощь.