Наша борьба. Право на забастовку – фундаментальное право трудящихся

Наша борьба. Право на забастовку – фундаментальное право трудящихся

Сегодня, когда исполняется 64 года с момента объявления ООН 10 декабря Днем прав человека, мир становится свидетелем беспрецедентной атаки на одно из наиболее фундаментальных прав человека, право на забастовку. Международная конфедерация профсоюзов сделала заявление к этому дню.

Практически все страны в мире признают, что у трудящихся есть право на забастовку. В 90 странах это право закреплено национальной конституцией.

С первых этапов борьбы за 8-часовой рабочий день и справедливую заработную плату, за охрану труда и безопасность на рабочем месте, за еженедельные выходные дни и свободу от дискриминации и эксплуатации на работе, фундаментальное право трудящихся объявлять забастовку стало необходимой базой для социально-экономического прогресса. И при протесте народа против диктатуры и политических притеснений, право на забастовку было и всегда будет краеугольным камнем демократии.

Лишь в наиболее тоталитарных станах право на забастовку отрицается.

Работодатели в настоящий момент пытаются изъять это право из международного законодательства. Они делают попытки изменить баланс сил в сфере труда и общества в сторону ухудшения навсегда.

Когда демократия расширяется, трудящиеся и их профсоюзы получают больше пространства для работы на экономическую и социальную справедливость и равенство. Когда демократическое пространство закрывается, как сейчас и происходит во многих странах, трудящиеся и профсоюзы ставятся под удар.

Более 100 лет работодатели и правительства отказывали в диалоге и переговорах, навязывая вместо этого свою волю, но трудящиеся все же делали шаги и рисковали, объявляя забастовки. И это останется неизменным.

Устранение права на забастовку будет означать падение последнего бастиона перед угнетением. Международное профсоюзное движение твердо намерено отразить атаку на это базовое право. Мы — сила оппозиции, и мы — сила прогресса. При отсутствии права на забастовку мы все превратимся в рабов. Мы не позволим этому произойти.