ТЕРПЕНИЕ ЛЮДЕЙ ТРУДА НЕ БЕЗГРАНИЧНО!

Александр БУХВОСТОВ, Председатель СПМ отвечает на вопросы корреспондента «РС».

— Александр Иванович, какое событие, связанное с профсоюзным движением, запомнилось Вам больше всего в прошлом году?

 — Сложно ответить на этот вопрос. Запоминаются победы или поражения, запоминается борьба. А если нет активных форм профсоюзной борьбы, то и отвечать на ваш вопрос проблемно. Это, конечно о независимом профсоюзном движении в Беларуси. А в мире идет острая классовая борьба. Мощные выступления профсоюзов во Франции, в США на предприятиях GM, работников почты в Финляндии, бюджетников в Португалии, так же в Эквадоре, Латвии, Ливане, Чили и других странах. Я говорю о десятках, сотнях тысяч бастующих, протестующих организованных трудящихся.
В России за 2019 год произошло (по данным Забасткома, это общественная организация, начавшая активную просветительскую деятельность в рабочей среде) почти 2,5 тысяч социально-трудовых конфликтов. И более половины разрешаются через забастовки и другие жесткие акции.
Но все же о Беларуси. О нашем профсоюзе. Достаточно активное участие в избирательной кампании позволило провести ряд встреч у проходных, на улицах с целью пропаганды нашего профсоюза СПМ. Мы смогли довести до участников встреч требования профсоюза по изменению социально-экономической политики.
Но чтобы наши требования нашли интерес у правительства, необходима поддержка трудящихся, рабочих. Рабочий класс Беларуси следует выводить из спячки и ступора.

— Год на машиностроительных гигантах Беларуси стартовал с длительных каникул, сокращённой рабочей недели. Как Вы считаете, насколько серьёзен этот кризис? Есть ли из него выход?

— Сложно делать прогнозы, не имея полной информации о состоянии дел на конкретном предприятии, о состоянии рынков, на которых реализуется белорусская продукция. Но, учитывая, что ситуация в промышленности не меняется уже десятилетия, я имею ввиду промышленную политику власти, то можно утверждать, что лучше не будет. Мы особенно внимательны к делам на машиностроительных гигантах—минских автомобильном и тракторном, «Гомсельмаше». Анализируем информацию с борисовских заводов, барановичских, витебских…Дела не радуют.
И выход, вообще, известен. Но власть на эти мероприятия не пойдет. В мире резко выросла производительность труда, потому и ставят сейчас профсоюзы и рабочие организации вопрос о сокращении рабочего времени, рабочей недели. И во многих странах этот процесс идет.
В Беларуси производительность труда не растет. Предприятия работают с низкой рентабельностью — до 30% убыточные. Зарплаты не растут. Инвестиции в промышленность составляли в 2019 году в районе 35-36% от общего объема. Информация о работе ряда крупных предприятий не позволяет надеяться, что в новом году будет улучшение. Кризисная ситуация будет сохраняться.

 — Следите ли Вы за информацией о работе ФПБ? Что в их работе положительного?

 — В оценке деятельности ФПБ надо разделять низы — работников, членов профсоюза от этой, выстроенной властью бюрократической структурой, от профкомов до функционеров ФПБ. Структуры ФПБ во главе с функционерами, которые не только не понимают места и роли профсоюзов в экономике, но и совершенно извращенно смотрят на трудовые отношения.
В главе ФПБ, отраслевых профсоюзов, да и многих профкомов, стоят люди с чуждой, враждебной идеологией профсоюзной идеологии и идеологии рабочего движения. Вряд ли в их действиях есть что-либо положительное для развития профсоюзного движения в стране, а значит и для трудящихся. Могут сказать, мол, работают в профсоюзах юристы, заключаются коллективные договора и соглашения, так называемое «социальное партнерство» в действии.
Но настоящих коллективных переговоров нет, все делается под диктовку администрации, работодателей. По большому счету настоящий, хороший коллективный договор, где записано повышение реального содержания заработной платы без предзабастовочных и забастовочных мероприятий, заключить нельзя. Это азбука профсоюзной борьбы. Ведь во многих демократических странах именно в период коллективных переговоров разрешены забастовки и упрощены условия их проведения.
Да, профсоюзные юристы решают вопросы в пользу рабочих, если им это разрешают функционеры. Но уже рабочих довели до такого состояния, что они не хотят обращаться в комиссии по трудовым спорам. А в целом ФПБ паразитирует на теле белорусского рабочего класса, изымая взносы, которые идут на содержание аппарата, который их этих же рабочих гнобит. Плохо, что до рабочих подобная ситуация слабо доходит.

— Ситуация: Химпрофсоюз и НПГ. Как Вы оцениваете ее?

 — Вы знаете, после ситуации на отчетно-выборной конференции НПГ сложно что-либо оценивать. Мне было понятно, что организация Химпрофсоюза полностью под директором. Но то, что на отчетно-выборную конференцию НПГ по приказу администрации не допустили председателя БКДП Александра Ярошука и заместителя председателя Сергея Антусевича, не укладывается в определение независимой организации. Или может быть лидеры НПГ не желали присутствия руководителей БКДП? По крайней мере, во время открытия конференции они не стали требовать: допустите лидера Конгресса в зал.

 — Мы переживаем тихое, но в то же время сильное подавление независимого профдвижения. Какой должна быть тактика сопротивления? По-моему, мы перестали взывать о помощи к международному сообществу?

 — Сила профсоюзного движения — в массовом сознательном членстве работников в организациях. В настоящий момент мы сталкиваемся с тем, что работники не владеют необходимым знанием для защиты своих интересов.
Белорусский режим в первую очередь подавляет рабочих, поставил себе на службу профсоюзы, которые снизу до верху довлеют над работниками, не поднимая их на борьбу, а наоборот, всеми способами сдерживает их протестные настроения.  
Плюс еще идеологические структуры. И все против трудящихся. Этими действиями власти блокируют приток членов в независимые профсоюзы и создание независимых рабочих организаций.
На сегодняшнем этапе нашей борьбы задача нашего профсоюза совместно с другими организациями рабочих — прорвать блокаду, найти способ доведения необходимых знаний, информации о профсоюзной борьбе, в первую очередь борьбе за рост реальной зарплаты, условий труда, уважительного отношения к работникам. 
У нас есть опыт борьбы во времена деятельности профсоюза АСМ и Белорусской ассоциации профсоюзов промышленности, есть разработки современных идеологов рабочего движения Б.В. Ракитского и Г. Я. Ракитской, методологии ШТД, в конце концов опыт борьбы рабочих в Российской империи 1905-1917 годов, публикации идеологов профсоюзного движения Канады, шведских и немецких профсоюзов.
Рабочий, наемный работник должен осознать свою классовую сущность, без этого настоящей борьбы за свои права и свободы не будет. 
Следующие направление деятельности — оказание практической поддержки в формировании предложений и требований в коллективные договоры на предприятиях, где это будет возможным, а также в разрешении трудовых конфликтов. И, конечно, правовая и юридическая помощь для работников.
Экономические требования, экономическая борьба была всегда ближе и понятней рабочим.
Обычно солидарность проявляют с теми, кто борется. Мы — члены Глобального профсоюза IndustriAll и всегда можем рассчитывать на международную поддержку.
Мы живем и работаем в условиях капитализма, в условиях рыночной экономики и надо ясно представлять, что все жрецы экономической теории, кроме марксистов (будь то австрийская школа Мезиса -Хаека, монетаризм Фридмана или другие направления) видят в независимых профсоюзах зло, мешающее эффективному функционированию рынка, получения максимальной прибыли.
Поэтому во всех странах, в том числе и демократических, с наступлением неолиберализма профсоюзы подвергаются давлению, законодательному ограничению их прав, и в первую очередь права на забастовку.
Так что не надо страдать, что на профсоюзы давят. Это их судьба — объединять наёмных работников в борьбе с капиталом за справедливое распределение прибыли и за лучшую жизнь.
Вообще-то, говоря с тобой обращаются так, как ты позволяешь. Терпят рабочие, когда им платят низкую зарплата или не платят вообще, унижают, заставляют работать во вредных условиях, ставят в положение раба – значит, им это нравится, они это приемлют. При таком сознании сложно организовать рабочих на борьбу. Но я думаю, что терпение не безгранично.

15.01.2020