Наша борьба

Наша борьба

Температура нормальная

Почти 36% работников автозавода «Фольксваген» в Калуге стали членами профсоюза МПРА

«До 2000 человек с 600 выросла за последние полгода численность нашего профессионального союза, что составляет около 36% работников», — заявил сегодня, 25 ноября, корреспонденту ИА REGNUM председатель профсоюзной организации межрегионального профсоюза работников автомобильной промышленности (МПРА) на калужском автозаводе «Фольксваген» Дмитрий Трудовой.

По его словам, «Кампания по массовому привлечению в профсоюз МПРА работников «Фольксвагена», стартовала в мае этого года. Ее целью стала борьба профсоюза МПРА за 36 часовую рабочую неделю, то есть, фaктически изменение графика работы. Эту задачу мы поставили, после того, как добились отмены отработок в 33-ю рабочую неделю. Однако выполнить ее можно, лишь имея поддержку большинства трудового коллектива».

«Основным агитсредством нашего профсоюза по-прежнему, являются листовки, которые активисты распространяют среди рабочих и служащих. Впрочем, их одних уже недостаточно, чтобы убедить заводчан вступать в профсоюз МПРА. Вот почему, мы приступили к более активному проведению собраний рабочих и служащих непосредственно в цехах, буквально на каждом участке. В свободное время, собирали людей, объясняли им ситуацию, принимали от желающих заявления для вступления в ряды заводского МПРА. Таким образом, до начала летнего отпуска был проделан т.н. «первый круг». Затем стало ясно, что одних встреч с действий. уже недостаточно и на ходу пришлось менять тактику. Сейчас мы не только собираем людей на собрания, но и после из окончания персонально общаемся с каждым работником. Это стало нашим «вторым кругом», — сказал Трудовой.

«Впрочем, порой своим «неуклюжими» действиями заводская администрация явно подстегивала людей к вступлению в МПРА. Осенью администрация ввела график на следующий год, который был хуже того, против которого мы выступали изначально. Если по старому графику работники «Фольксвагена» трудились 6 дней в первую смену и по 5 в вечернюю и ночную, то при новом графике приходится трудиться 6 дней в ночную, 6 в утреннюю и 5 в вечернюю. Появляется дополнительный рабочий день. Продолжительность выходных еще больше сокращается — до 48 часов. Работа на автозаводе — очень тяжелая, буквально на износ. Рабочий человек не успевает физически восстановиться и нормально отдохнуть.

К примеру, матери-одиночки не успевают даже нормально собрать детей в детсад и школу. Уже имеют место случаи, когда из — за этих проблем семьи распадаются и только потому,. что рабочие автозавода не имеют возможности больше проводить время с родными людьми. Вот почему, в эти дни, наш профсоюз ведет переговоры с работодателем о новом графике работы. Если сейчас на заводе 40 рабочая неделя, то мы боремся за 36 часовую рабочую неделю, чтобы у заводчан была возможность полноценно отдохнуть два выходных дня, в субботу и воскресенье, а пока смена заканчивается в субботу вечером и уже в ночь с воскресенья на понедельник уже идут на работу», — подчеркнул лидер профсоюза..

«Другая не менее важная сторона, способствующая массовому приливу работников автозавода в свой профсоюз — это новые правила внутреннего распорядка. Так, например, устанавливается ответственность рабочих «Фольксвагена» перед третьей стороной — транспортной компанией, которая доставляет сотрудников к месту работы. Скажем, запрещено играть в настольные игры в автобусах развозки (маршруты дальние — по 2-3 часа, людям как-то нужно коротать время). За нарушение могут снизить премию. Запрещено проводить на территории завода собрания без согласования с администрацией и даже негативно высказываться о компании в рабочее время! Мы шутим: о «Фольксвагене», как о покойнике, или хорошо, или ничего.

И еще, завтра, 26 ноября на калужском заводе «Фольксваген» намечены торжества по случаю выпуска 700 000 автомобиля. По этому поводу из Германии ждут на заводской праздник премьер-министра федеральной земли Нижняя Саксония г-на Штефана Вайля, правление концерна «Фольксваген» и руководителей Калужской области. Но, увы, это будет праздник топ-менеджеров, а не людей, чьими руками на заводе создаются автомобили т.к. ни один из членов профсоюза МПРА даже не был уведомлен о данном событии», — сказал Дмитрий Трудовой.

Из полурабского положения в рабское. В бестолковости власти виноват рабочий

Из полурабского положения в рабское. В бестолковости власти виноват рабочий

Лукашенко: в Беларуси в ближайшее время будет усовершенствована система найма на работу

В Беларуси в ближайшее время будет усовершенствована система найма на работу. Об этом сегодня заявил Президент Беларуси Александр Лукашенко, посещая ОАО «Керамин», передает корреспондент БЕЛТА.

Александр Лукашенко отметил, что в стране планируют доработать правила приема на работу. «Нам, видимо, надо вернуть что-то вроде характеристик с предыдущего места работы, — сказал глава государства. — Очень многие разбосячились — мол, Президент заставит выплатить зарплату, а мы будем курить или пьяными ходить на работу».

«Мы должны в ближайшее время упорядочить систему найма на работу, перехода с одного места работы на другое», — добавил Президент. 

Говоря о контрактной системе, Александр Лукашенко подчеркнул, что в течение полугода все должны перейти на такую форму работы. «У нас еще много людей работает без контрактов. Пусть профсоюзы займутся этим вопросом», — сказал глава государства. 

«Во всем должен быть порядок. Так делает весь мир», — отметил он.

Хоккеисты тоже выходят на пенсию

Хоккеисты тоже выходят на пенсию

«Аргументы недели» встретились с Андреем Коваленко, который возглавляет профсоюз хоккеистов КХЛ и недавно был переизбран на новый пятилетний срок. Как работает ассоциация игроков? На какие средства она существует? Чем отличается от заокеанского собрата НХЛПА?

Помогаем тем, кому трудно

– Как возникла идея создать хоккейный профсоюз? Зачем он вообще нужен?

– Рассказываю. Профсоюз игроков КХЛ был организован в 2008 году, как только создали Континентальную хоккейную лигу. Главная задача профсоюза – конечно же защита социально-трудовых и других прав профессиональных хоккеистов, выступающих в нашей лиге.

Вообще профсоюз был создан самими хоккеистами, поэтому мы отлично знаем их проблемы и пожелания. Ребята хотят целиком сосредоточиться на игре, но для этого спортсмен должен чувствовать, что он защищён. Гарантированные контракты, медицинское обеспечение, негосударственная пенсионная программа, фиксированные даты тренировочных сборов… Это лишь немногие вопросы, которыми мы занимаемся.

– А где деньги берёте?

– Профсоюз существует на профсоюзные взносы, которые платят все хоккеисты, входящие в нашу организацию. Половина взносов идёт на пенсии, другая половина – на прочие программы, обеспечение деятельности исполнительного комитета.

– Какими достижениями вы гордитесь?

– Смело скажу, что мы решили все задачи, которые ставили перед нами игроки. В регламенте КХЛ, ВХЛ и МХЛ появились статьи, которые ранее отсутствовали. Основные достижения – это гарантированные контракты. Выплата компенсации клубом в случае расторжения договора с хоккеистом по инициативе работодателя. Фиксированные даты начала тренировочных сборов. Выходные дни, минимальный размер оплаты труда, правовая защита профсоюзом своих членов в дисциплинарном комитете лиги. Обеспечение проживанием и питанием иногородних игроков из клубов ВХЛ и МХЛ. Кроме того, все члены профсоюза получат пенсию по окончании карьеры. Большим направлением нашей работы является оказание материальной помощи хоккеистам и членам их семей, оказавшимся в сложных жизненных ситуациях.

В профсоюз входит более 3000 игроков

– Наверное, вам нужен большой штат сотрудников?

– Это правда, потому что сейчас членами профсоюза являются более 3000 хоккеистов, и мы проводим большое количество программ. Но пока в штате профсоюза работают лишь 11 человек.

Председатель отвечает за оперативную работу и выполнение решений коллегиальных органов профсоюза – съезда и совета игроков, а исполнительный комитет исполняет поручения председателя. Также нам помогают председатели первичных профсоюзных организаций, которые есть в каждой команде. А ещё совет игроков, в состав которого сейчас входит 23 хоккеиста из КХЛ, ВХЛ и МХЛ.

– Люди старшего поколения помнят профсоюз по путёвкам и подаркам. У вас есть такие бонусы?

– Каждый год мы обеспечиваем членов профсоюза подарками – как правило, это спортивная одежда. Дети членов профсоюза могут бесплатно тренироваться на наших хоккейных сборах. Для членов профсоюза предусмотрены скидки при покупке туристических продуктов, некоторых спорттоваров. Сейчас ведём переговоры с сетью фитнес-центров, для того чтобы наши хоккеисты получали ряд скидок. Также мы поддерживаем ветеранов хоккея…

Я и сейчас играю в хоккей

– В июле вы были переизбраны на второй срок. Ваши планы на ближайшие пять лет?

– Нужно добиться максимально возможных улучшений для хоккеистов, проводя переговоры с лигой, клубами. Будем внедрять дополнительные программы по страхованию игроков, членов их семей. И конечно, продолжим начатые проекты. На V съезде профсоюза игроки сами определили перечень задач на ближайшую пятилетку, поэтому нужно исполнять. Работы у нас много… – Почему в НХЛ в прошлом году произошёл локаут? Какова в нём роль заокеанского профсоюза НХЛПА?

– К сожалению, на этот вопрос мы ответить не можем, потому что надо знать всю ситуацию внутри системы. Иначе непрофессионально рассуждать об этом, хотя все знают, что в переговорах во время локаута лига общалась именно с профсоюзом игроков. – Где сегодня выгоднее играть хоккеистам – в США, Европе или России?

– Вопрос трудный, у каждого хоккеиста своё видение, где ему удобнее. Меня, например, всегда тянуло на родину, поэтому при первой же возможности я вернулся. Причём не доигрывать, и именно играть. Каждый хоккеист делает свой выбор.

– А сейчас вы играете?

– Да, тренируюсь в команде «Легенды СССР», где президентом является Александр Якушев. Выступаю в команде «Газпром экспорт», участвую в чемпионате Москвы среди ветеранов профессионального хоккея.

Наша борьба

Наша борьба

Не великая, но революция

Вчера испанские хозяева завода «Антолин» во Всеволожске искали общий язык с местным пролетариатом

В Уткиной Заводи под Питером время словно повернулось вспять. В канун 7 ноября — дня, когда еще недавно пролетарии отмечали годовщину великой социальной революции, — трудовой спор работников с хозяевами едва не закончился натуральным кулачным боем. В дело пошел даже ОМОН.

Пять экипажей полиции, две полицейские «газели» плюс целый «КамАЗ» с бойцами ОМОНа… На небольшой территории доселе малоизвестного завода «Антолин», что во Всеволожском районе Ленинградской области, вся эта мощь смотрелась странно и внушительно. Особенно на фоне двух десятков рабочих, которые забаррикадировались в заводской столовой и требовали встречи с руководством.

Руководство как раз и вызвало на предприятие силовиков. Можно только догадываться, что они наговорили дежурному близлежащего отделения полиции в поселке имени Свердлова. Но когда силовики прибыли на место, то на территории частного предприятия по производству автозапчастей обнаружили лишь небольшую группу рабочих «Антолина», объявивших забастовку в знак протеста против произвола администрации, и с десяток активистов из Межрегионального профсоюза работников автопрома.

Вот эти активисты и стали жертвами произвола (если не сказать — психоза). Их полицейские взяли под белы руки и доставили в отделение для дачи показаний: мол, на каком основании проникли на территорию российско-испанского предприятия? Точнее, чисто испанского — 100% капитала «Антолина» принадлежит холдингу Grupo Antolin. Зато местные сотрудники во главе с гендиректором Александром Бабасиным все — наши соотечественники.

«Заводская администрация намеренно пошла на обострение ситуации, — сказал «Труду» 29-летний Константин Ведерников, председатель профкома «Антолина». — Вместо того чтобы сесть за стол переговоров и обсудить наши предложения по нормализации ситуации, они вызвали полицию, а прессе заявили, что рабочие взбунтовались и оказали сопротивление полиции…»

— «А еще забрасывали представителей власти металлическими шкафами. Было дело, Константин?» — «Да вы эти самые шкафы видели? Их вдвоем не поднять. Этими шкафами, где обычно хранится готовая продукция, участников акции отгораживали от остальных рабочих и от зоны отгрузки…»

Звоню в 97-й отдел УМВД, куда доставили «группу поддержки» забастовщиков.

«Да выпустили мы их давно, — раздраженно отвечает дежурный — чувствуется, надоели ему вопросами. — Почему задержали? Так позвонили из администрации предприятия, сказали: на территории посторонние люди, пытаются там что-то захватить. Ну мы и отреагировали. Когда проверили у всех документы и убедились в невиновности, то сразу отпустили».

Как говорят сами активисты, на прощание полицейские даже извинились: неувязочка, мол, вышла…

Этот скандал назревал не один день. В сентябре профсоюзный комитет «Антолина», созданный минувшей весной, официально объявил предзабастовочную ситуацию. Хотя это могло случиться и раньше: за четыре года работы завод если в чем и преуспел, так это в откровенном попирании прав работников, четко прописанных в Трудовом кодексе РФ.

«С нас все время что-то требуют, причем часто в грубой, ультимативной форме, — говорит член забастовочного комитета Лариса Гончарова. — А когда мы пытаемся напомнить, что имеем права на определенные льготы, нас начинают гнобить, грозят увольнением. Вот, скажем, производство имеет определенный класс вредности. Трижды по инициативе профкома проводилась экспертиза, но документ нам так и не показали. Хотя легко догадаться, какие там выводы. Согласно Трудовому кодексу мы должны получать материальную компенсацию за вредность, иметь сокращенную рабочую неделю и дополнительно семь дней к отпуску. Прибавку дали в размере 4% от зарплаты, и, как повторяет гендиректор, «это добрая воля работодателя». А по поводу дополнительного отпуска и сокращенной недели было велено даже не заикаться. Но мы в ответ подготовили новый коллективный договор, куда включили и эти требования».

Отказ руководства «Антолина» подписать этот документ и стал последней каплей. В сентябре прошла акция вроде итальянской забастовки, потом забастовка в конце октября, и наконец конфликт вылился в открытое противостояние, которое выплеснулось на улицы. Вчера в районе площади Восстания начался пикет активистов, выступающих против давления администрации на участников забастовки на «Антолине».

«Вместо переговоров нам предлагали индивидуальные собеседования, — объясняет Лариса Гончарова. — А там с порога требовали, чтобы люди отказались от участия в забастовке, от требований профкома — мол, у вас семья, дети. Лично я сказала гендиректору, что не пройдет этот номер. Не те времена!»

После акции 22 участника забастовки узнали о своем увольнении: по собственному желанию! При этом директор по персоналу не стала давать никаких объяснений и трудовые книжки не выдала. Сами рабочие сейчас готовят документы для суда, куда подали иск на произвол администрации.

На «Антолине» в основном работают молодые мужчины, постоянно проживающие в Петербурге. У многих семьи, малолетние дети.

Спросила у Германа Шолохова, как семья отнеслась к его участию в забастовках. «Жена поддержала, — ответил 31-летний Герман. — Она за справедливость. Знает, сколько мне приходится вкалывать». — «У вас большая семья?» — «Двое детей, весной еще ждем пополнения».

Елена Шолохова, которой после Нового года уходить в декретный отпуск, расстроена происходящим на «Антолине»: «Муж — главный у нас кормилец, даже не представляю пока, как будем жить, если он останется без работы». — «Да успокойся, я без куска хлеба не останусь, — хорохорится муж. — Руки есть, голова на плечах тоже. Найду что-нибудь!»

А вообще Герман — сирота, вряд ли смогут помочь семье родители жены, сами живут на скромную пенсию. И такая ситуация не только у них одних. Но вот ведь — говорят, аполитична современная молодежь, а они готовы бороться за свое достоинство и свои права, рискуя оказаться на улице.

На «Антолине» в Уткиной Заводи — историческое название местности, где в 2010 году испанцы построили завод, — генеральный директор и его замы — с российскими паспортами. И все, по словам Константина Ведерникова, «держатся нейтрально». То есть ничего не решают и ссылаются на указания хозяев. Хотя трудно представить, чтобы испанцы дали указание довести конфликт до забастовки — в толерантном Евросоюзе такие отношения не приняты. И вот только вчера, когда конфликт выплеснулся за заводские ворота, в Питер приехал представитель совета директоров головного испанского предприятия. Встречу он пожелал провести с глазу на глаз с Константином Ведерниковым и главой Межрегионального профсоюза автопрома Алексеем Этмановым.

«Надеюсь, с приездом хозяев ситуация нормализуется, — комментирует Сергей Шабанов, уполномоченный по правам человека в Ленобласти. — Налицо нарушение работодателем 74-й статьи Трудового кодекса РФ в связи с изменением по инициативе администрации условий колдоговора. Еще одно нарушение — увольнение рабочих, участвовавших в забастовке. У нас, конечно, не Испания, но каждый имеет право на свободу слова и отстаивание законных требований!»

Голос

Встреча профсоюзных лидеров и Хавьера Бланко, представляющего интересы испанских владельцев завода, закончилась ничем. Итоги переговоров корреспонденту «Труда» Ирине Смирновой прокомментировал их непосредственный участник, председатель МПРА Алексей Этманов.

— Два с половиной часа мы гоняли мяч из лузы в лузу, и результат — ноль. Для нас осталось загадкой, зачем приезжали испанские товарищи, которые нам совсем не товарищи. Чувствую полное разочарование этими переговорами. К сожалению, испанский менеджмент оказался таким же недалеким, как и российский. Первым и единственным условием конструктивного диалога профсоюз выдвинул восстановление 23 незаконно уволенных участников забастовки. Работодатель ответил отказом. На этом переговоры закончены. Отсылают нас в суд, но мы в суд и без них пойдем. Поэтому непонятно: чего приехали-то? Потрепаться о туманных перспективах возможного сотрудничества, когда люди на улице?

Мы начинаем кампанию по восстановлению уволенных с «Антолина» работников. Мы научим испанцев нашу родину любить. Ну или по крайней мере уважать. Мы приступаем к акциям завтра — начиная от пикетов перед испанским консульством и заканчивая массовыми акциями протеста против локаута. Со стороны работодателя нам поступило предложение заморозить коллективные акции, но такие вещи у нас не проходят. Будем готовить кампанию по восстановлению незаконно уволенных безо всякой заморозки, немедленно. В успехе я не сомневаюсь, победа будет за нами.

«Труд»

Забастовка в Португалии

Забастовка в Португалии

Забастовка парализовала сферу общественных услуг Португалии

Забастовка государственных служащих нарушила работу всей сферы общественных услуг Португалии. Местные профсоюзы продолжают свою борьбу против сокращения зарплат и пенсий, а также утраты льгот.

Многие работники общественного сектора Португалии, включающего медицину, образование, здравоохранение и т.д., уже два года наблюдают за сокращением своих зарплат и ростом налогов. Эта политика связана с обязанностью властей Португалии выплачивать долг в размере 78 млрд евро, который был предоставлен стране в 2011 году для предотвращения экономического и финансового кризиса.

Еще большие финансовые лишения государственным служащим придется терпеть в следующем году, так как кредиторы Португалии и соратники по Евросоюзу требуют от Лиссабона привести свою финансовую систему в более строгий порядок.

24-часовая забастовка в пятницу привела к отмене уроков в школах и отказу от плановых визитов врачей. Местные СМИ сообщают, что некоторые суды и правительственные учреждения по всей стране были закрыты или же работали с меньшим количеством персонала.

Акция затронула и муниципальные службы сбора мусора, хотя профсоюзы были в курсе, что некоторые мусорщики не могут себе позволить потерять оплачиваемый рабочий день.

Глобальный союз IndustriAll

Глобальный союз IndustriAll

НА ПУТИ К УСТОЙЧИВОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКЕ

Документ для обсуждения

Предисловие

Глобальный союз IndustriALL Global Union представляет 50 миллионов работников всего мира в добывающих, производственных и перерабатывающих отраслях промышленности. Будущая устойчивость этих отраслей и планеты, на которой мы живем, зависит от правительств, делающих стратегический выбор. Профсоюзы должны играть решающую роль в работе с правительствами и бизнесом, чтобы гарантировать, что в этом процессе уважаются цели создания рабочих мест, признания прав человека и защита окружающей среды. Поэтому Глобальный союз начинает амбициозную программу работы с членскими организациями для развития и реализации устойчивой промышленной политики.

Цель этого документа в том, чтобы простимулировать дискуссию по устойчивости, представив обоснование ряда ключевых вопросов, которые необходимо рассмотреть. Встречи Глобального союза IndustriALL на глобальном, региональном, отраслевом уровнях, а также на уровне предприятия дадут возможность для членских организаций собраться вместе для выработки общего понимания приоритетов по каждому сектору или региону.

Вместе мы можем изменить мир к лучшему.

Юрки Райна

Генеральный секретарь

1. Что такое устойчивая промышленная политика?

Устойчивость определяется как встреча недостатков в настоящем без компромисса с возможностью столкновения с ними у будущих поколений. Это означает здоровую окружающую среду, здоровую экономику и здоровое общество, построенные на прочной основе и поддерживаемые через хорошее глобальное управление.

Промышленная политика является планом поощрения желаемых образцов развития и роста. Она должна стратегически выделять определенные отрасли и сектора, а также рассматривать более широкие потребности, такие как транспортно-коммуникационная структура, образование и повышение квалификации, исследования и энергетика. Устойчивая промышленная политика должна создавать здоровую экономику и качественную занятость (достойный, безопасный труд с выплатой заработной платы в размере прожиточного минимума), в то же время минимизируя негативное воздействие на окружающую среду и продвигая интересы общества в целом.

Устойчивая промышленная политика не имеет ничего общего с созданием условий для обогащения компаний за счет работников, общества и окружающей среды. Она о создании условий, при которых компании могут действовать, внося свой вклад в устойчивость общества.

2. Зачем она нам нужна?

Тройной кризис

Наш нынешний путь неустойчив. Мы сталкиваемся с кризисом на трех фронтах: экономическом, социальном и в окружающей среде.

Изменение климата – реальная и серьезная угроза. По оценкам Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), для того, чтобы поддерживать глобальное среднее потепление ниже 2°C от доиндустриального уровня (уровень потепления, который, тем не менее, имеет серьезные последствия), очень серьезные действия должны быть предприняты в 2015-2018 гг. Если мир промедлит до 2020 г., поддерживающий лимит 2°C потребует технологий, которые пока еще не разработаны или не опробованы.

Чем дольше будут откладывать действия, тем более вероятно, что социальные стандарты и права человека будут в панике принесены в жертву в последнюю минуту ради сохранения планеты.

Деградация природных систем продолжается на планете с отчаянной скоростью. У бизнеса есть мало что предложить. Также нередко частные интересы стараются активно предотвратить поиск или реализацию решений.

Глобальные корпорации действуют, чтобы увеличить частный контроль над ресурсами, производством, потреблением и инвестициями, в то же время распространяя риски и плату за свою деятельность на все остальное общество. Они сосредоточены на максимальной краткосрочной прибыли, что означает неустойчивость.

В своём стремлении получить краткосрочные сверхприбыли становится более прибыльным манипулировать финансовыми инструментами, чем что-нибудь производить. Выкупы прямых инвестиций обещают феноменальные возвраты инвесторам, увеличивая краткосрочные изъятия наличности у компаний, обременяя их

долгами за счет долгосрочных инвестиций в производство, создание рабочих мест и безопасность занятости.

Экономический кризис стал результатом политики, подпитывающей безудержные финансовые спекуляции и быструю прибыль за счет эффективных инвестиций в реальную экономику. В странах, наиболее пострадавших от кризиса, работники заплатили цену массовой потерей рабочих мест и ростом безработицы. Граждане заплатили цену, в то время как деньги налогоплательщиков были использованы для помощи банкам, чья деятельность привела к кризису, и продолжают платить, так как правительства используют дефицит, вызванный выплатами банкам, для оправдания мер жесткой экономии.

Двойной кризис, в окружающей среде и экономике, привел к третьему, социальному кризису. Возрастающие диспропорции в благосостоянии и доходах, сократившийся доступ к образованию, деградированное здоровье населения (включая гигиену труда), атаки на здравоохранение, взрыв нестандартной занятости и исчезающие возможности, особенно для молодежи и традиционно уязвимых групп, — вот последствия ошибок построить устойчивое общество.

Гонка ко дну

Деятельность капитала больше не ограничена национальными границами. Компании всех размеров и отраслей взаимосвязаны через глобальные сети, известные как цепочки добавленной стоимости (ЦДС). Многонациональные корпорации (МНК) продвигают развитие цепочек добавленной стоимости через аутсорсинг отдельных частей или всего производственного процесса.

Страны конкурируют за право быть частью цепочек добавленной стоимости, часто посредством узкой специализации на трудоемких низкоквалифицированных этапах производства. Будучи далеко от развития устойчивой политики, многие правительства полагаются на особые экспортные зоны (ОЭЗ), чтобы привлечь зарубежные инвестиции. Налоговые отсрочки и иные стимулы позволяют богатству, созданному производством и трудом, идти прямо в казну МНК, находящихся на вершине цепочек, нежели в руки работников либо быть вложенным в развитие местной промышленности.

Итогом стало то, что глобальная конкуренция тянет зарплаты вниз. Поставщики внизу цепочки, зависимые от цены, которую готовы платить покупатели над ними, оказывают негативное воздействие на возможность сторон договариваться по зарплатам и условиям труда и создают риски здоровью и безопасности. Правительства позволяют МНК диктовать условия, в которых трудятся работники в их странах, определенные ценами, которые не отражают реальной стоимости труда, но которые они устанавливают благодаря своей доминирующей позиции в цепочке.

Мы стали свидетелями разрыва исторической связи между зарплатой и производительностью, среди других факторов, из-за ослабления коллективных переговоров как механизма честного распределения прибыли и выручки, полученных от улучшенного производства. В своем стремлении максимизировать скорую прибыль корпорации ищут пути роста производительности скорее через интенсификацию труда, чем посредством инноваций.

Огромные и без необходимости запутанные цепочки добавленной стоимости сегодняшних МНК подрывают уважение прав человека. Руководящие принципы ООН в сфере бизнеса и прав человека разъясняют, что корпорации несут ответственность за то, что происходит в их цепочках добавленной стоимости, но размеры и запутанность

цепочек делают невозможным для МНК знать, что на самом деле происходит внутри цепочек.

3. Как выглядит такая политика?

Добиваясь равенства

Социальная устойчивость начинается с уважения к честности, равенству, справедливости, правам человека, культурам и сообществам. Многие из этих ценностей нашли отражение во Всеобщей декларации прав человека ООН и трудовых стандартах Международной организации труда.

Устойчивость противостоит неравенству, но не путем конкуренции за самую низкую зарплату, а через содействие коллективным переговорам, благодаря которым рост производительности приносит пользу тем, кто его обеспечивает, тем самым повышая зарплаты и способствуя промышленной и социальной стабильности, сокращая неравенство и стимулируя рост спроса на промышленные товары.

Ключевой аспект устойчивой промышленной политики – построение эффективных трудовых отношений, опосредующих конфликтующие интересы работников и капитала.

Развивая технологии

Устойчивая промышленная политика предполагает разработку стратегий содействия более экологичным технологиям. Такие стратегии должны быть ориентированы на проблему изменения климата и одновременно – на создание большого количества хороших рабочих мест. Технологическое развитие должно приносить пользу работникам и облегчать их труд, тем самым повышая его производительность. Оно не должно использоваться для того, чтобы свести работу к ограниченным, повторяющимся действиям – это ведет к низкой удовлетворенности от труда. Также развитие технологий не должно вести к депрофессионализации работников, вызывать болезни и травмы, сокращать рабочие места.

Продвигая трудовые стандарты

Устойчивая промышленная политика включает реализацию трудовых стандартов: содействие коллективным переговорам, предоставление ресурсов для проверки рабочих мест, развитие диалога между отраслью и профсоюзами, а также принятие законов в сфере трудовых отношений, которые ограничивают нестандартную занятость. Все международные институты, связанные с проблематикой развития, должны содействовать свободе объединения и коллективным переговорам как эффективным правам, чтобы обеспечить справедливое распределение прибыли по отношению к рабочим.

Кроме того, устойчивая промышленная политика должна подкрепляться политикой социальной защиты, решающей проблемы безработицы, пенсионного обеспечения и здравоохранения, в которую промышленность обязательно должна делать свой вклад.

Выстраивая устойчивую промышленность в глобализированном мире

Участие в глобальных цепочках поставок должно предполагать занятость и ее качество, а не только рост прибылей для МНК. Правительства должны разрабатывать промышленную политику, которая способствовала бы более справедливому распределению преимуществ от участия в глобальных цепочках добавленной стоимости по отношению к работникам и обществу в целом, а также инвестициям в

НИОКР и повышению профессиональных навыков. Нам необходимы интегрированные стратегии промышленного развития, связанные с устойчивым развитием местной промышленности, в противоположность анклавному подходу ОЭЗ.

Государственная политика должна быть направлена на стимулирование более высокоуровневого участия в цепочках поставок, что позволит извлечь больше добавленной стоимости и тем самым укрепит позиции местных компаний, а это, в свою очередь, приведет к росту зарплат, улучшению условий труда и повышению профессиональных навыков работников. Но все эти преимущества не возникают сами собой. Необходимо содействие коллективным переговорам, благодаря которым работники смогут получать свою часть преимуществ от более высокоуровневого участия в глобальных ЦДС.

Справедливый переход

Осознавая, что текущий подход терпит поражение, рабочее движение стремится улучшить общество и сделать его более справедливым. При перемещении из точки, где мы сейчас находимся, в точку, к которой мы стремимся, с необходимостью будет переходный период. Недостаточно того, что во время такого перехода будет создано много новых, более экологичных рабочих мест. В процессе перехода не должны быть забыты интересы работников, занятых уже сейчас в тех отраслях, которые есть уже сейчас. Эти интересы должны учитываться наряду с потенциалом к созданию новых, более экологичных рабочих мест на нашем пути к устойчивому будущему. Мы называем это «справедливым переходом»: пакет мер в рамках устойчивой промышленной политики, а также социальных программ, которые позволят работникам воспользоваться преимуществами перехода, а не нести на своих плечах его издержки.

4. Как такая политика может быть реализована?

Повышение роли правительств

Свободный рынок не может привести к устойчивому развитию. Между экономическим ростом и повышением жизненных стандартов отнюдь нет автоматической связи. ВВП на душу населения может расти, но при этом может расти также и неравенство, и вместе с ним – вред, наносимый окружающей среде.

Правительства, будучи единственными институтами, способными противостоять жадности корпораций, должны проводить политику, по-настоящему ориентированную на общественные интересы. Эту политику должно поддерживать сильное и эффективно применяемое законодательство.

Но на фоне роста идеологии свободного рынка приходит в упадок промышленная политика государств. Государственное вмешательство с целью определить направление промышленного развития осуждается как протекционизм и незаконное ограничение свободы капитала. Торговые соглашения сокращают возможности государства по введению норм экологической и социальной защиты в интересах его собственных граждан. Пункты о разрешении споров между инвесторами и государством в международных торговых соглашениях позволяют корпорациям подавать в суд на правительства, когда вводимое в стране законодательство противоречит их инвестиционным интересам.

Необходимо изменение баланса сил в вопросе о том, кто влияет на промышленное развитие, – от МНК к демократически избранным правительствам. Промышленная политика должна быть возрождена, чтобы корректировать неудачи рынка посредством государственного вмешательства.

Инклюзивная политика

Устойчивая промышленная политика требует интегрированного подхода, который обеспечивает согласованность действий различных органов власти, включая те, что отвечают за трудовые отношения, защиту окружающей среды, промышленную политику, торговлю, исследования и энергетику. Такими же согласованными должны быть действия глобальных институтов – ВТО, МВФ, Всемирного банка, МОТ, ООН, ОЭСР, – чтобы правительства не получали конфликтующих рекомендаций, особенно в вопросе о дерегулировании рынка труда.

Профсоюзы должны участвовать в разработке промышленной политики и на равных вести переговоры с представителями отраслей. Преобразование промышленности не может произойти без активного участия работников.

Устанавливая цели

Профсоюзы должны участвовать в разработке промышленной политики в таких областях, как занятость, НИОКР, энергоэффективность, углеродные выбросы, сокращение неравенства, соблюдение трудовых стандартов, активные меры на рынке труда, направленные на создание рабочих мест, сохранение рабочих мест и устройство на работу уволенных работников, повышение профессиональных навыков молодежи. Промышленная политика должна ориентироваться на качественные и количественные показатели, в измерении которых участвуют социальные партнеры: бизнес и профсоюзы.

5. Кто будет платить за такую политику?

Финансирование устойчивой промышленной политики

Глобальные доходы корпораций достигли беспрецедентного уровня. Дивиденды акционеров растут за счет расходов на инвестиции, рабочие места и социальную защищенность. Вместо инвестирования прибыли в НИОКР и инновации, деньги используются для спекуляций и извлечения ренты. Из-за финансиализации корпоративных инвестиций акционеры имеют преимущество при извлечении кратковременных прибылей.

Нужно вмешательство государства, чтобы компании инвестировали в развитие. Но и сами компании должны быть защищены от разрушительных поглощений фондами прямых инвестиций. Правительства должны ввести или восстановить регулирование, которое содействовало бы продуктивным инвестициям. Законодательные изменения, из-за которых стали возможны поглощения компаний фондами прямых инвестиций, должны быть отменены. Преимущество должно отдаваться инвестированию в венчурные фонды, ориентированные на долговременное развитие и потому способные внести свой вклад в создание рабочих мест.

Внешние расходы должны быть вменены самим компаниям, чтобы они, а не общество, оплачивали реальные издержки ведения бизнеса. Правительства должны ориентировать компании на устойчивые практики, например, с помощью введения стимулов и госзакупок.

Благодаря использованию корпорациями лазеек в налоговом законодательстве и налоговых гаваней правительства лишены налоговых поступлений на огромные суммы – эти деньги могли бы использоваться для поддержки промышленного развития и общественной инфраструктуры, если это необходимо. Лазейки в законодательстве должны быть закрыты с помощью регулирования. Недостающие налоговые поступления должны быть возвращены с помощью действий глобальных институтов.

Финансовый сектор должен быть поставлен на службу реальной экономике. Устойчивая промышленная политика должна расширить возможности получения частного финансирования для мер по переходу к устойчивому производству в рамках возвращения регулирования финансового сектора.

Введение налога на финансовые транзакции ограничит злоупотребления финансового сектора, поможет стабилизировать валюты и создаст большие денежные поступления, которые могут быть использованы для решения проблемы изменения климата и других глобальных проблем.

6. Что IndustriALL может сделать?

Глобальный союз IndustriALL, представляющий 50 миллионов работников как в энергодобывающих, так и в энергопотребляющих отраслях, играет важнейшую роль в продвижении устойчивой промышленной политики. Отрасли, в которых работают члены IndustriALL, создают стоимость путем преобразования природного сырья в продукты промышленности, путем производства. То, каким образом это преобразование осуществляется, может иметь большие позитивные или негативные последствия для устойчивости.

Перед каждой отраслью и регионом стоят свои вызовы и проблемы, и они довольно сильно различаются. Устойчивость может быть достигнута только тогда, когда каждая из проблем решается в духе интеграции, поиска консенсуса, попытки найти баланс между экологическими, экономическими и социальными установками устойчивости.

План действий IndustriALL призывает к сильной промышленной политике, в рамках которой производство признавалось бы ключевым источником роста национальных экономик. Сейчас хорошо оплачиваемые, надежные рабочие места в промышленности, которые традиционно были источником социального прогресса, сокращаются, в частности из-за глобального соревнования за самые низкие зарплаты и распространения нестандартных форм занятости. Во многих странах вообще нет промышленной политики, не говоря уже о такой, которая учитывала бы устойчивость.

IndustriALL несет ответственность, отраженную в Плане действий, за:

 Продвижениесильнойпромышленнойполитики врамкахкоторойпроизводствопризнавалосьбыключевымисточникомростанациональныхэкономик

 СодействиеинвестициямвНИОКР обучениеиповышениепрофессиональныхнавыков чтообеспечилобыустойчивостьпромышленногопроизводстваидолгосрочноеположительноевлияниеназанятость

 Содействиеперенесениюнавыковитехнологийвразвивающиесястраны чтобыускоритьихиндустриализациюиспособствоватьсозданиюхорошихрабочихместодновременносзащитойокружающейсреды

 

 Разработкупроактивнойэнергетическойполитики котораяобеспечитбезопасностьиустойчивостькакоснованияпромышленнойполитикиповсемумиру

 Поддержкусправедливого широкогоиобязательногоксоблюдениюглобальногосоглашенияпоизменениюклимата котороеучитывалобысоциальныепоследствия содействовалосозданиюрабочихместв“зеленых отрасляхэкономикиисодержалопринципысправедливогоперехода темсамымобеспечиваясправедливостьпереходакнизкоуглеродномуобществу

 Содействиеучастиюпрофсоюзоввовсехаспектахразработкииреализациипромышленнойполитики

 Борьбузановуюглобальнуюэкономическуюисоциальнуюмодель котораярешилабыпроблемунеравенствавозможностейибогатствавнутриимеждустранами

 Обеспечениетого чтобыголоспромышленныхрабочихбылуслышанвглобальныхинститутах включаяМОТ ОЭСР ВТО глобальныефинансовыеинститутыи“Большуюдвадцатку, чтобыспособствоватьустойчивомуразвитию социальнойиэкономическойсправедливости демократичномуглобальномууправлению

 Работусдругимиглобальнымипрофсоюзамидляобеспечениятого чтобыглобальныефинансовыеинститутыиправительствапринималиконкретныемерыпоборьбесбедностью безработицей неравенствомисоциальнойнесправедливостью

 Отстаиваниетого чтоторговлядолжнабытьосновананапринципахсправедливостииравенства чтобыповышатьжизненныйуровеньчерезростзанятости улучшениесоциальнойзащищенностиизащитуосновополагающихтрудовыхправ экологическихстандартов правчеловекаидемократии

 РаботусцельюобеспечитьвключениеосновополагающихтрудовыхстандартовМОТвовсеторговыесоглашенияимеханизмыглобальныхфинансовыхинститутов

 Построениесолидарностимеждучленскимиорганизациямипротивнегативноговлиянияоткрытиярынковназанятостьиправаработниковврамкахторговыхсделок

 Содействиерегулированиюглобальныхфинансовыхрынков котороепредотвратитещеоднукатастрофуреальнойэкономикииз-зафинансовыхспекуляцийипоставитбарьернапутииспользованияналоговыхгаваней

 Призывквведениюмеждународногоналоганафинансовыетранзакции.

Путьвперед

Организации объединившиесявIndustriALL, ужепроделалибольшуюработу Укаждойизнихбылисвоитрадициивобластидостиженияустойчивогоразвития ЭтаработапозволилачленскиморганизациямIndustriALL выступитьзасправедливое широкоеиобязательноексоблюдениюглобальноесоглашениеповыбросампарниковыхгазов.

СейчаспередIndustriALL стоитреальнаяиостраянеобходимостьвовзгляденаобрабатывающуюпромышленность производствоиэнергетикусточкизрения

устойчивости Такойвзглядпозволилбыразработатьсогласованнуюиустойчивуюпромышленнуюполитикунамеждународномуровнеипомочьчленскиморганизациямвихработенанациональномирегиональномуровнях.

СэтойцельюIndustriALL разрабатываетплатформуустойчивойпромышленнойполитики которуюмоглибыподдержатьчленскиеорганизацииикотораямоглабыраспространятьсякакосновадлявлияниянаправительства глобальныеинститутыиМНК Такойподходпредполагаетформированиесоюзовсдругимирабочимиорганизациямиисоциальнымидвижениями.

Всечленскиеорганизациипризываютсяктому чтобыучаствоватьвразработкеподходаIndustriALL кустойчивойпромышленнойполитике максимизациинашеговлияниясцельюориентироватьглобальнуюэкономикунаустойчивоебудущее

От «чарки и шкварки» к нормальной жизни

От «чарки и шкварки» к нормальной жизни
 
В начале своего правления Лукашенко говорил, что белорусы терпеливы, неприхотливы и могут обходиться «чаркой и шкваркой». Обещал, что плохо жить будут недолго. И это недолго растянулось, похоже, надолго.  Когда правители не способны обеспечивать реальное повышение уровня и качества жизни людей в ход идут приемы создания иллюзий, обмана и обещаний.
Потребительская корзина в Европе является индикатором нормального уровня жизни. В этот набор продовольственных товаров, промтоваров и услуг во Франции входит более 500 наименований. И стоимость потребительской корзины достигает полтары тысячи евро. В Германии потребительская корзина включает в себя около 750 товаров и услуг из различных сфер жизни.  В Беларуси чиновники сами придумывают состав корзины, рассчитывают ее стоимость и предлагают гражданам принимать её как минимальный потребительский бюджет
В нормальных странах минимальный потребительский бюджет и бюджет прожиточного минимума одно и тоже. Потребительская корзина это набор необходимых товаров и услуг, прожиточный минимум — стоимость потребительской корзины. Но в Беларуси БПМ составляет 70%МПБ. Выходит, что даже если минимальные потребности удовлетворяются только на 70 процентов, человек у нас оказывается должен выживать. Идеология «чарки и шкварки»! 
 Минимальный потребительский бюджет включает: продукты питания (продовольственная корзина),непродовольственные товары, жилищно-коммунальные услуги, лекарственные препараты, культурные мероприятия и отдых, транспортные расходы
Одной из основных составляющих минимального потребительского бюджета является продовольственная корзина.  Есть научно обоснованные нормы ежедневного потребления человеком важнейших составляющих пищевой цепочки (белков, жиров, углеводов, минеральных веществ, витаминов). Этот набор веществ, который человек должен доставлять в свой организм ежедневно, можно получить из 48 видов продуктов (оптимальное количество), чередуя их потребление в течение недели. Правильное сбалансированное питание – здоровый организм. И лекарства не нужны.
 Теперь рассмотрим минимальный потребительский бюджет белоруса. Можно ли нормально жить с таким бюджетом. Возьмем МПБ мужчины трудоспособного возраста – 1 955 940тыс. рублей.  Можно ли прожить на эти деньги? Питаться за 35 тысяч в день, платить за квартиру, покупать лекарства, организовать отдых, хотя бы раз в год и т.д. За 35 тысяч можно только один раз пообедать в столовой второго разряда. А каком здоровом питании можно говорить?  При существующем уровне цен на товары, услуги МПБ  должен быть раза в 3 больше. Такую сумму минимального месячного дохода каждому белорусу (низкооплачиваемому рабочему, служащему работнику сферы услуг, медицины, образования и т.д.) должны гарантировать и обеспечить Президент и его правительство. Не среднюю зарплату такого размера, а  минимальный заработок или доход . Действительно, в большинстве стран Европы так и делается. Минимальный потребительский бюджет равняется минимальной заработной плате.
Ведь по сути МПБ является важным звеном в отношении рынка труда и рынка потребительских товаров. МПБ – это минимальная единица стоимости рабочей силы, меньше которой ни один предприниматель не имеет права оплачивать за самый низко квалифицированный труд.
МПБ связывает рынок труда, где товаром является рабочая сила, с рынком товаров. Работник не может продавать свой товар, не приобретя необходимый набор товаров и услуг для восстановления и воспроизводства своего товара – рабочей силы.
На наших предприятиях, часто показывают зарплату в  её соотношение с МПБ. Можно увидеть, что зарплата на МТЗ, БелАЗе и некоторых других предприятиях  составляет 3 и более МПБ. И все довольны. А ведь эта зарплата только приближается к МПБ по уровню белорусских  цен, которые уже достигли европейского. Зарплата подавляющего числа работников не достигает реального МПБ.  Но правительству выгодно иметь МПБ, которое создает иллюзию благополучия. Белорусы принимают это безропотно,   живут отравленные идеологией «чарки и шкварки» и выживают, кто как может. Низкая зарплата пагубно отражается на экономике и производстве.
Нет, чтобы возмутится. Ведь реальный уровень жизни не растет. Постоянная угроза девальвации, обесценивания рубля лишает людей уверенности в своем настоящем и будущем. Несмотря на обещания роста зарплаты, её уровень уже несколько лет   «качается» вокруг 400 долларов США. А в соседних странах зарплата реально растет. И этому способствует активная позиция работников и профсоюзов
        Разве такое возможно в Беларуси? Нет. Тает промышленный, интеллектуальный человеческий потенциал, исчезают производства, сокращается и продолжительность жизни белоруса. Можно, конечно, элитным социальным группам хорошо жить на торговле нефтепродуктами, но как быть остальным? Как организовать по человечески свою жизнь белорусскому трудящемуся, зажатому властью в тиски? Ждать. Чего?
Правительству следует сказать народу, что власть не способна обеспечить доход гражданам на уровне реального МПБ., а вытягивает только на 30 процентов и то не везде.
Тогда, может быть, люди поймут, что ждать от власти милостыню уже нельзя, а надо действовать
 
Александр Бухвостов

ЭХО ЯДЕРНОЙ КАТАСТРОФЫ

хроника событий, произошедших в 1990 году в Гомеле 
                             ЭХО ЯДЕРНОЙ КАТАСТРОФЫ

     (хроника событий, произошедших в 1990 году в г. Гомеле)

ЧЕРНАЯ ДАТА
 26 апреля 1986 года —  трагическая  дата для народа Беларуси. В этот день произошла одна из самых страшных мировых экологических катастроф – авария на Чернобыльской атомной  электростанции.  Пагубное воздействие усугублялось тем, что власти около четырех лет скрывали от народа правду об  этой аварии.
К чести наших сограждан, они не смирились с  властной черствостью и бюрократизмом, ведущими к преступлениям против человека,  не смирились и боролись за то, что бы знать правду, за право защищать себя и своих детей. Мне  пришлось   принимать активное участие в  последующих  за этим  страшным днем событиях. 
          4  мая 1986г. рано утром меня, как и многих других руководителей  предприятий,  профсоюзных  комитетов  вызвали в горком партии для получения задания — организовать  прием  на оздоровительные базы  предприятия семей из  Брагинского и   Хойникского  районов. А в это время радиоактивный изотоп йода, имеющий полураспад восемь дней,  соединившийся в воздухе с  частицами пыли, осевшей на траве, деревьях, почве уже  сделал свое страшное дело,  поражая щитовидную железу людей. Земля, вода насыщалась радиоактивным цезием, стронцием и другими изотопами.
 Никто не мог сказать во время, как защититься от радиоактивного «йодового  удара».  Но  последствия были еще далеко не очевидны, и люди не проявляли особой тревоги ,  их  больше волновал вопрос — вернутся ли они назад в свои  дома,  деревни,  к  привычному образу жизни. 
ДЕТСКИЙ ЛАГЕРЬ В ЗОНЕ
    Мне пришлось часто встречаться с переселенцами. Вместе с другими  работниками завода  мы  делали все  возможное,  чтобы как-то  успокоить их, создать  нормальные условия проживания.
    Правительственные комиссии работали. Начальники  проводили  совещания, специалисты исследования.  Стали определяться уровни  загрязнения, но многое из того, что  было  уже  ясно,  от  людей,  жителей  Гомельской области, ее районов скрывалось. В это время  «Гомсельмаш»  открыл новый  пионерский оздоровительный лагерь на 1040 мест. Это был  настоящий  детский  город, такого лагеря по оснащению, удобствам,  возможностям  не  было  в  республике. Нас только настораживало, что лагерь был недалеко от города  Ветки, где уже начали платить «гробовые», так в народе стали называть  доплаты проживающим в загрязненных радиоактивными осадками районах.
    Областная СЭС давала в течение нескольких лет  разрешения на открытие пионерского лагеря, хотя мы настаивали на серьезном исследовании его территории.
    1986-1989 годы прошли для гомельчан  в  нарастающей  тревоге  за  свою  жизнь, здоровье, судьбу. Просачивалась  информация,  что  заражены  очень  большие территории. В других районах стали  строить  поселки для переселенцев. Но как уже сложилось в  существующей  системе,  решения принимались волевым порядком, и  часть  поселков  отстроили,  как  выяснилось потом, также в зараженной зоне.
ЛЮДИ ПРОЗРЕВАЛИ
В  трудовых  коллективах  стали возникать стихийные  собрания  с  требованием  к  правительству, руководству выплачивать дополнительные  денежные  средства семьям  на  детей для покупки чистых продуктов. А на  зараженных  землях уже  стали сеять, заготавливать корм, зараженное мясо смешивали  с  чистым,  и  так «нормализовали» пресловутый  уровень загрязненности.   Люди стали понимать, что нельзя сидеть и ждать пока наверху,  у  партийных функционеров   наконец-то проснется   что-то человеческое, какая-то совесть,  и  людям  скажут  правду о случившемся. Стали проходить  митинги в Наровле, в других  районах  Гомельской области.
 Проводилась большая работа нашим профкомом, да и всеми профсоюзами по вывозу детей, семей гомельчан в чистые районы Союза на отдых, но  и  эта проблема не решалась в полной мере.
    Как и многие, я понимал, что нельзя больше сидеть,  сложа руки,  ждать,  что  какой-то дядя  царь, или секретарь начнет действовать. На отчетно-выборной  профсоюзной  конференции объединения в ноябре 1989 года мы приняли обращение  к  руководителям  Союза,  республики с требованиями по ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, призвали всех трудящихся поддержать профсоюзный комитет,  профорганизацию объединения. Но от руководства страны вразумительных ответов не было.
ПРОФКОМ ДЕЙСТВУЕТ
  В январе-феврале 1990 года стало ясно, что  надо переходить к более серьезным мерам  борьбы.  Конференция  трудового  коллектива ПО «Гомсельмаш» по заключению коллективного договора также прошла под знаком  чернобыльской тематики. Было подготовлено     решение профкома  о поддержке выступлений рабочих ряда цехов завода. Они сводились к требованиям о выплате денежных  пособий в связи с последствиями чернобыльской аварии.
    В постановлении  профкома перечислялись  требования к  администрации ПО «Гомсельмаш» по социальным льготам, по решению всех вопросов,  связанных  с  ликвидацией  катастрофы,  а так же предложение  — перевести конфликтную ситуацию в русло трудового спора в соответствии с  законодательством  СССР.  Профсоюзный комитет, приняв постановление, предупредил, что если не будут решены вопросы  и  удовлетворены  требования рабочих,   будет организована забастовка  и  до проведения конференции трудового коллектива взял функции забастовочного  комитета  на  себя.
Мы призвали все предприятия города Гомеля и других городов и районов  области  поддержать сельмашевцев. Это было 24- 25 марта 1990 года.
    А уже в начале апреля была подготовлена конференция трудового коллектива, где профком выступил со своими требованиями и предложениями конференции поддержать их и решить  кто,  какой  орган  трудового  коллектива  дальше возглавит борьбу. Конференция шла два дня, требования были утверждены,  избран  забастовочный  комитет  ПО   Гомсельмаш».    Практически  большинство делегатов конференции были за то,  чтобы  поручить  профкому возглавить забастовочную борьбу. Но часть делегатов выступила  за  создание  отдельного органа. Я понимал, что «оппозиция» может навредить делу,  если будет действовать отдельно,  и  убедил конференцию избрать  забастовочный  комитет из членов профкома и других представителей трудовых  коллективов  цехов. Так и решили.   Сопредседателями   забастовочного  комитета  избрали председателя профкома Бухвостова, рабочего инструментального цеха Мустязя и мастера кузнечно – прессового цеха Мурашко.

 Генеральный директор Дрозд своим приказом определил представителей администрации в примирительную комиссию по тем требованиям, разрешение которых входило в компетенцию руководства объединения, а остальные  направил  в Министерство, облисполком и Совет Министров БССР.
    Так начался трудовой спор, наверное, впервые в республике,  на  законной  основе между трудовым коллективом «Гомсельмаша» и властями всех уровней.
 После переговоров на примирительной комиссии администрация, Совет  предприятия приняли решение о выполнении требований забастовочного комитета,  были взяты кредиты для выплаты  компенсационного  пособия  работникам  в  размере 300 рублей. Со стороны же властных структур  меры не принимались.
   Забастовочным комитетом категорически отвергал пустопорожние встречи с руководством. Это вызывало раздражение властей.  Усиливалось  давление на руководителей забастовочного комитета, хотя, наверное, никто из  начальства  не предполагал тогда, что  процесс протеста  может зайти далеко.
СИГНАЛ О ЗАБАСТОВКЕ
    Видя, что власти игнорируют наши  требования,  забастовочный комитет  принимает решение созвать конференцию трудового коллектива для принятия решения о проведении забастовки. Были  подготовлены бюллетени для тайного голосования. Конференция  почти  единогласно проголосовала за проведение 26 апреля 1990 года  крупной протестной акции.   Против забастовки  было всего  10-15 человек из  440  присутствующих.
 И все равно партийное  руководство  не  верило, что задуманное нам удастся.
    26 апреля 1990 года в 7.30 первая смена пришла на  завод,  переоделась, вышла  к станкам, но к работе не приступила. В соответствии с  постановлением забастовочного комитета и приказом генерального  директора  управление  предприятием, кроме тех участков и цехов, которые обеспечивали жизнедеятельность предприятия, и по закону не могли участвовать в забастовке, перешло в  руки  забастовочного комитета.
ВОПРЕКИ ПРИЗЫВУ ДИРЕКТОРА
   В 10.00 начался  общезаводской  митинг. Он проходил на головном заводе, заводе самоходных комбайнов и заводе литья и нормалей. Я  открывал  митинг  на  головном заводе. Генеральный директор Дрозд призвал людей  приступить  к  работе, мол, вы  уже показали силу и хватит, но я возразил и сказал, что  надо продолжать забастовку. И люди поддержали меня.  Чувствовалось, что сельмашевцы   настроены на бескомпромиссную  борьбу.
 С рабочих мест без разрешения забастовочного комитета никто  не  уходил. Пьяных не было. Мы требовали от районных властей не  продавать  спиртных  напитков в течение трех дней (в течение предзабастовочной подготовки и забастовки).
    В 16.00 более пяти тысяч сельмашевцев под проливным  дождем  колонной   пошли на городской митинг, посвященный четвертой годовщине Чернобыльской трагедии. Я  выступил на митинге. Вторая смена также к работе  не приступала. Люди стали уходить из цехов после 23 часов по разрешению забастовочного комитета. Забастовочный комитет  работал  до 24.00,  и мы последними ушли с  завода. Так завершилась первое   в истории  рабочего  движения  Беларуси  (я  имею ввиду послевоенный период) организованное выступление трудящихся  в  форме суточной предупредительной забастовки. Из предприятий  Гомеля  нас  поддержали станкостроительный завод им.  Кирова  и  несколько  небольших  предприятий. Другие провели  митинги в поддержку  требований  и действий  сельмашевцев.
    Мы  связались  практически  со всеми заводами, организациями и предприятиями Гомеля, раздали им свои  требования. На предприятиях стали создаваться забастовочные комитеты и инициативные группы по организации забастовочного движения в  поддержку  «Гомсельмаша».
    Еще 23 апреля 1990 года наш забастовочный комитет  принял  решение  о  создании координационного  Совета  забастовочных  комитетов  г.  Гомеля.  Основная цель Совета — координация действий забастовочных  комитетов  и  подготовка городской конференции забастовочных комитетов и трудовых коллективов Гомеля. Нам пришлось побороться с властями за место проведения митинга, за  то,  чтобы не было препятствий движению колонн на площадь.
    Эти события в Гомеле практически не отражались в прессе, телевидении.
ПАРТИЙНЫЕ БОНЗЫ ЕДУТ НА ЗАВОД
    После забастовки на следующий день с утра  уже  поступило  сообщение, что на Гомсельмаш едут Соколов и Камай — секретари  ЦК  КПБ.  Цель  — собрать бюро  обкома КПБ и разобраться с руководством объединения. Когда  они  приехали на завод, их уже ждали  тысячи  сельмашевцев,  которые сами пришли к заводоуправлению для защиты своих лидеров.  Тяжело  пришлось Соколову и Камаю. Они услышали все, что о них думают люди.  Конечно, и Соколов, и Камай, стоявшие во главе  руководства республикой,  были виновны, как виновен и Слюньков, который, будучи первым секретарем ЦК КПБ в 1986-1987  годах,   не принял должных мер для защиты народа. Я боялся, честно говоря,  что их  побьют, а   этого   нельзя было допустить.
    Встреча Соколова и Камая с забастовочным комитетом в присутствии  руководства объединения была резкой. Мы отстаивали одно — должны быть приняты конкретные меры по выполнению требований трудящихся. Они были не готовы ответить на эти вопросы. Переговоры шли в помещении библиотеки парткома и транслировались по радио на улицу, где находилось очень много людей.  Мы видели, что ожидаемого разговора не получается и прервали заседание. После заседания у меня состоялась длительная беседа с партийным руководством Беларуси на  «разные темы».
    12 мая 1990 года  в ДК  ПО  «Гомсельмаш»  собралась конференция представителей трудовых коллективов г. Гомеля. Зарегистрировано было 236 делегатов и  около  ста  наблюдателей.  Делегаты   представляли 32 предприятия и учреждения, ряд общественных и других организаций г. Гомеля.   Были так же представители  предприятий  Светлогорска, Наровли, Мозыря и других районов области. Был избран Гомельский городской комитет  утверждены требования трудящихся г. Гомеля  по  ликвидации  последствий чернобыльской катастрофы, утвержден статус городского  забастовочного комитета,  регламент его  работы. Сопредседателями Гомельского городского  забастовочного комитета(ГЗК)  избрали Бухвостова, Мурашко  и Бондаренко.
    Бухвостов и Бондаренко — председатели профсоюзных комитетов предприятий. В состав ГЗК было избрано 7 председателей профкомов, но не было представителей  областного совета профсоюза,  кроме юриста. В основном  все профбоссы остались в стороне и начали вместе  с  парторганами  работать против  городского забастовочного комитета.
Стали  поступать ответы из правительства СССР и БССР,  других государственных служб, а так же приезжать специалисты, руководители министерств и ведомств, работники аппаратов ЦК КПБ и ВЦСПС  для встречи  с  забастовочным комитетом.
 Но конкретной работы по обеспечению выполнения требований  не  было. Мы требовали создания согласительной комиссии. Все кивали на  Москву. ГЗК организовывал и проводил митинги, вел переписку с органами управления, его представители принимали участие  во всех проводимых мероприятиях,  связанных с чернобыльской проблемой. На одном из митингов ГЗК  выступил с предложением организовать марши протеста. Участники  митинга,  проходившего в июне, поддержали такое решение. ГЗК взялся за  подготовку  марша протеста Гомель — Брянск — Москва. Было принято специальное решение ГЗК  по этому вопросу. Возглавил работу по подготовке, организации и проведению  марша «За выживание» я, ибо в ГЗК была часть людей,  не  разделявших  идею марша.  Партийным  и государственным структурам управления не верил никто. Четыре  года молчания, и  вот —  надежда, что можно чего-то добиться. Я не хочу  абсолютизировать  работу  забастовочных комитетов, но то, что народ поднялся и  через  нас  сказал  свое слово,  дало результат.  Нельзя умалять заслуг   и  тех,  кто работал в государственных органах. Они пытались что-то делать, но бюрократическая , пресловутая административно- командная система заставляла  их часами просиживать  в  приемных,  просить, унижаться, а мы требовали и реализовывали  право  народа  требовать  у  тех, кто стоит у власти, защиты от беды. В этом и была сила  забастовочного движения, его определенная популярность у трудящихся.
    7-8 июля 1990 года были днями  проведения ХХУШ съезда КПСС.   Мы решили  именно  в эти дни осуществить задуманный марш. Надо было успеть решить много сложных  организационных вопросов. Собрать  людей,  подготовить  экипировку,  транспорт, транспаранты, документы (требования, обращения) и т. д. Но  это было только одной стороной дела. Другая – добиться,  чтобы нас  впустили в  Москву,  дали  возможность  прорваться на Красную площадь. И здесь нам помогли,  в  первую  очередь,  некоторые делегаты съезда. К примеру, Антонов — начальник отдела ОВД  Железнодорожного райисполкома  Гомеля взял  всю работу на себя по сбору подписей делегатов съезда о просьбе дать разрешение на въезд в Москву.
    Председателю Моссовета Попову звонили и от нашего горсовета. В горсовете  были люди, которые также нам помогали. Я держал связь с Москвой.  У меня  были  координаты, с кем связаться, чтобы нас туда пропустили. Конечно, сейчас такое бы не смогло произойти, но в то время,  когда  шел  первый  этап  борьбы партократов  и демократов  за  власть,  демократическое  правительство Москвы разрешило нам войти в город.
 Координацию и организацию работ по подготовки акции вел я. Другие члены ГЗК отвечали за конкретные вопросы: транспорт, питание, экипировка, комплектование и подготовка групп участников марша и т. д. Вопросы экипировки помогал  решать И. Ковалев.  Автобусы помогал выбивать заместитель  председателя  Облсовпрофа С. Прокопенко.  Было много людей в той или иной степени работавших на  общее  дело.
Не дремали и враги нашей активности.
     Против забастовочного комитета  ПО «Гомсельмаш» был подан иск в народный  суд,  с целью признания  забастовки незаконной (облисполком и райисполком инсценировали  это дело), но включились и наши сторонники в юридических кругах.  Иск  был отменен.
НА МОСКВУ!
     Марш «За выживание» состоялся 6-8 июля 1990  года.  С  10.00  на  площади Восстания  собирались участники марша: здесь были  представители предприятий Гомеля, Мозыря, Хойник,  Речицы, Могилева, Наровли.  Из предприятий Гомеля больше всего  было  представителей  «Гомсельмаша»,  радиозавода, завода им. Кирова и других. Активно вел подготовку к  маршу  профком и забастком радиозавода во главе с В.  Елфимовым.  Они  прибыли  со  своим автобусом и экипировкой. Активно участвовали    организации  БНФ,  Демплатформы в КПСС,  представители женских организаций. Всего участников собралось более 300 человек.  Они разместились в 13 автобусах. В нашем отряде были врач и  медсестра  от  заводской поликлиники , нас сопровождала съемочная группа Гомельского телевидения и радио. Перед отъездом в 11.00  на  площади  состоялся митинг, я открыл его и сказал о целях и задачах  нашего  марша,   о том,  как мы будем двигаться, обо всех организационных моментах. Все машины были оформлены лозунгами и транспарантами, призывами. Были и  лозунги  «Долой КПСС», «КПСС на ЧАЭС» и др.

    В пятницу 6-го июля 1990 года в 12.00 началось  движение  колонны  до  Брянска. В Брянске мы провели митинг , к  нам  присоединился  автобус  с  представителями трудовых коллективов этого города. Особых препятствий со  стороны властей мы не испытывали, но было видно, что за нашим движением следили. К вечеру, к часам 20, мы достигли зоны Подмосковья  и  решили остановиться на привал, чтобы люди отдохнули. Решили переночевать и утром  выехать в Москву. Лагерь был разбит на реке Протва.   Люди отдыхали в  палатках и в автобусах.
    Утром рано колонна двинулась на  Москву.  На  подъезде  нас  встретил  представитель ГАИ УВД Москвы. Я звонил в Моссовет , но там никого не  было. В конце  концов, разобрались, и под прикрытием ГАИ наша колонна во всей  «красе» лозунгов, призывов двинулась по улицам Москвы к Центральному дому художника. Там нам было разрешено остановиться. Далее к Красной  площади надо было идти пешком. Прибыл начальник УВД Москвы, и еще один  генерал внутренней службы. Мы организовали колонну и двинулись  к  Красной  площади. Было жарко. Но у всех настроение не падало. Впереди колонны шли  дети. В целом смотрелось неплохо. Прошли через мост, где совсем  недавно немец Руст посадил свой самолет.
МЫ В КРЕМЛЕ!
 На Красную площадь нас не  пропустили. Мы остановились напротив собора Василия Блаженного и начали  митинг.  С собой был небольшой усилитель, громкоговорители и микрофон.  Собралось много народа, зарубежных корреспондентов, ведь шел ХХУШ съезд КПСС, и как оказалось последний.
    Ко мне подошли работники органов КГБ и УВД просили соблюдать  порядок, не инициировать конфликты. Ряд таких моментов  уже  возникал,  отдельные  наши товарищи выражали недовольство, что не пропускают на  Красную  площадь.
    Подошли делегаты от Белоруссии на съезде. Начались   дискуссии. Ко мне подошли люди в штатском и  спросили, чего мы хотим. Ответ был один — встречи с Президентом. Мы требовали,  чтобы эта встреча состоялась поскорее, так как люди уже более суток в пути. Через  час  они вернулись.  Ответ был таков — Горбачев, к сожалению, принять не сможет,  но  поручил это сделать председателю правительства  Рыжкову, а он  в 13.00 примет делегацию в Свердловском зале.
 Я собрал членов забастовочного комитета, мы обсудили предложение и решили идти все.
    В Свердловском зале Кремля состоялась  встреча или митинг, я  затрудняюсь назвать это мероприятие.   В Свердловском зале, кроме участников марша,  оказались и некоторые делегаты съезда, народные депутаты , корреспонденты. Пришли  и  сели  за  стол  председатель правительства СССР  Рыжков, его заместитель Догужиев,  первый секретарь ЦК КПБ Соколов.
    Рыжков открыл  собрание. Стал рассказывать о том, что делает правительство по устранению последствий чернобыльской аварии.  Оправдывался,  почему так медленно принимаются меры,  почему  нет  еще  государственной  программы, ссылался на информацию и мнение ученых, даже сказал, что  решение о выселении из 30 км зоны он принял лично сам, ибо никто не мог из  ученых и специалистов сказать, что необходимо срочно делать после аварии.  Создавалось  впечатление, что он не совсем владеет информацией непосредственно из районов, сказывалась аппаратная обработка информации . После  Рыжкова от участников нашего марша выступил я. Я сказал, что перед вами люди,  которые  уже  не верят, что правительство страны  что-либо делает для их  защиты.  Сказал и о том, что ваш аппарат не передает вам всей информации, замалчивается в  стране последствия и масштабы трагедии и катастрофы, поэтому мы и пришли сюда сами сказать вам правду и спросить , будет  ли  правительство  делать все необходимое для защиты жителей пораженных  районов.  Я  говорил  резко и Рыжков даже вставил потом реплику, что и «Гомсельмаш»  выпускает  не совсем хорошие комбайны. Эта реплика  вызвала шум протеста в зале.
    Затем выступили другие мои товарищи. Выступили и народные депутаты А.  Адамович, В. Корнеенко. Пытался выступить Соколов, но участники марша не захотели его слушать, и он ушел с трибуны. Встреча продолжалось около  трех  часов. Наши требования и обращение к Президенту были приняты. Я их  отдал  лично Рыжкову. Рыжков дал нам заверения и потом подтвердил,  когда  я  с  ним говорил после собрания , что в Гомель приедет через две недели  правительственная комиссия во главе с Догужиевым.
 Так встреча закончилась,  но марш продолжался. В воскресенье мы вернулись в Гомель.

    Через две недели прибыла правительственная комиссия. Больше недели шла работа по подготовке протокола, с нашими требованиями, со службами области и  республики. Затем прибыл Догужиев, и 24 июля состоялись переговоры  между правительственной комиссией и ГЗК. От руководства республики был В.  Кебич,  председатель Совмина и многие члены правительства, облисполкома и др.
МОСКОВСКИЙ ЧИН: ЗАБАСТОВОК В СССР НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!
Догужиев вначале выдвигал претензии, что с забастовочным комитетом он  не сядет за переговоры, что у нас в Союзе забастовок быть не может и  не  должно. С представителями трудовых коллективов он не  мог  не  сесть  за  стол, и переговоры состоялись. Был подписан протокол, в нем  были  учтены  требования забастовочного комитета. Был доволен и председатель Совмина В.  Кебич,  по  крайней мере,  он с одобрением пожал нам руки. Я сказал Вячеславу  Францевичу, что к осени мы будем в Минске. Так что надо сделать все,  чтобы  записанное в протоколе было исполнено.
    Мы сдержали свое слово, и в сентябре 1990 года был второй этап —  повторен марш «За выживание» в Минск. Там же прошли переговоры,  были  даны  обещания, но уже В. Кебич не был таким довольным, ибо многие  требования  и пункты протокола требовали значительно лучшей работы и организации дела в республике.
Республика становилась самостоятельным  государством. Стали создаваться национальные профсоюзы
    Так получилось, что меня избрали председателем республиканского  профсоюза работников автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения, который надо было создавать.  Работая в Минске, я не терял связи с забастовочным комитетом. Мы провели  и  организовали 26 апреля 1991 года чернобыльскую стачку и митинг, 24 апреля 1992 года митинг «Чернобыль и мы». До развала Союза по протоколу,  по  нашим требованиям предпринимались действия,  и шла серьезная работа.  Приняты были  Законы,  Государственные программы, другие нормативные и распорядительные акты. Люди  стали несколько спокойнее относиться к своему положению, видя, что предпринимаются меры. Я принимал участие вХ1Х съезде профсоюзов СССР. Там  выступал с требованиями по Чернобылю,  принимал  участие  в  работе  комиссии  съезда профсоюзов по Чернобылю.
    26 апреля был объявлен Днем профсоюзных действий в защиту  населения,  пострадавшего при ЧАЭС. Сейчас об этом профсоюзы забыли.
    Мой вынужденный отъезд из Гомеля, отход от активной работы ряда  членов ГЗК, практически приостановили его  работу.  Следует  отметить,  что  члены ГЗК имели удостоверения, выходила самиздатовская газета ГЗК «Спасение».
    Мы продолжаем борьбу за права людей. Практически  весь  народ  Беларуси  пострадал. Эти вопросы были постоянно в центре внимания работы  Совета  профсоюза АСМ и Ассоциации независимых профсоюзов промышленности республики, где я был председателем и сопредседателем. Обо  всем  не  скажешь. Но видно, что о Чернобыле стали забывать, программы  свертываются,  не выполняются, хотя именно сейчас стали все более и  более  ощутимо сказываться его последствия. Режим Лукашенко полностью затушевал вопрос последствий Чернобыльской катастрофы.  А народ Беларуси медленно вымирает…..
    Наша жизнь, жизнь наших детей, всего  последующего  поколения   зависит от того, как мы, живущие сейчас,  отстоим свои права на жизнь в условиях экологической беды. Надеяться ни на кого  нельзя. Надо  активной  позицией заставлять власть имущих работать для людей.  В этом может быть  шанс на выживание, чему мы и посвятили свой марш.



                                                                             Александр БУХВОСТОВ  


                Гомель – Минск                                                 1993 – 2010 г.г.

Факторы, сдерживающие борьбу работников за свои права

Факторы, сдерживающие борьбу работников за свои права.


  1. Глобальные факторы, сдерживающие борьбу работников за свои права.

       Последние десятилетия характерны торжеством неолиберальной идеологии, наступлением капитала на права трудящихся. Классовое сознание работников наемного труда притупилось, рабочая идеология оказалась размытой, солидарные отношения, солидарность работников ослабла.  Капитализм мимикрировал, прикрываясь безальтернативностью рыночных отношений. Научно-технический прогресс, переход общественного производства в фазу информационных технологий способствовало очередной мощной волны глобализации экономики, других составляющих общественных отношений. Разбух и диктует условия обществу спекулятивный финансовый капитал, паразитирующий на трудящихся. Эксплуатация работников усилилась. Активно идут процессы концентрации и монополизации капитала.
  Вместе с тем капиталу нужна стабильность и отсутствие любых активных действий со стороны работников, чтобы  можно было выжимать из производства, из эксплуатации работников большую прибыль. Работники, трудящиеся тоже за стабильность, возможность работать и нормально жить, и поддаваясь на неолиберальную пропаганду, многие не замечают, что эта стабильность может  принести летальные последствия для их прав.  Что иногда и  происходит. Любая уступка со стороны трудящихся открывает возможности  для наступления капитала на права работников. В этом году  на очередной сессии МОТ работодатели блокировали рассмотрение вопроса о нарушении прав трудящихся. Впервые.

  1. Оценка факторов, сдерживающих борьбу работников за свои права, для различных регионов.

2.1.Страны с развитой демократией и развивающейся демократией.(  Европа, США, Австралия, некоторые страны Азии и Южной и др.)
— сохранение достигнутого или повышение уровня жизни, зарплаты, социального обеспечения. Достигается так же и  за счет более интенсивной эксплуатации ТНК населения стран « другого мира».
— парадигма социального партнерства в трудовых отношениях, конформизм профсоюзных структур;
— административный ресурс  (законодательные акты, ограничивающие или создающие препятствия для выступлений работников, санкции к работникам со стороны работодателей)
— внедрение антисолидарных и антипрофсоюзных форм трудовых отношений (аутосорсинг, заемный труд, нестандартная занятость и др.)
— социальная и политическая пассивность.

2.2.Страны «другого мира»
— административный ресурс ( полицейские режимы, поддерживаемые ТНК, репрессии со стороны властей и работодателей, антирабочее законодательство, )
— отсутствие профсоюзов, слабые профсоюзы, корпоративные профсоюзы, профсоюзы под контролем работодателей и государства,
— социальная и политическая пассивность, страх и т.д.
 — внедрение антисолидарных и антипрофсоюзных  форм трудовых отношений (аутосорсинг, заемный труд, нестандартная занятость и др.)
— рост   уровня жизни, зарплат и т. д.

  1.  Страны СНГ ( Россия, Беларусь, Украина, Казахстан и другие)

Для этой группы стран можно применить иерархию факторов присущих странам «другого мира». Но есть особенности. Политические режимы России, Казахстана, Украины прикрываясь фразами о демократии, заботе о трудящихся, социальной политики идут в фарватере неолиберализма и превратили свои государства в страны олигархического капитализма. Олигархи создают подконтрольные профсоюзы или поощряют профсоюзный корпоративизм. Профсоюзные центры  — Федерации профсоюзов,  практически, сотрудничают с властями. Власти препятствуют развитию  независимого профсоюзного и рабочего движения. В России народ,  трудящиеся подвергаются массированной идеологической обработки со стороны власти и церкви, с целю затушевать, исказить завоевание социальных революций1905 и 1917 годов, пропагандой монархизма. Все это направлено против активной борьбы работников, против рабочего движения. Появляются заявления, что рабочего класса нет и т.п. Все это на руку  авторитарному режиму, установившемуся в России. Нечто подобное, но с разными вариациями и националистическими  оттенками происходят в Казахстане и Украине. Цель — не допустить солидарных выступлений трудящихся  этих стран.
Вместе с тем появляются независимые классовые профсоюзы, например МПРА.

  1.  Ситуация в Беларуси.

В отличие от этих стран в Беларуси преобладает государственная форма собственности. Под контролем государства находится и частный капитал.
 После государственного переворота 1996 года и возвращения практически всех крупных предприятий в государственное лоно работодателем в едином лице для подавляющего большинства граждан стал президент Лукашенко. Он, собственно, этого и сам не скрывает, не редко говоря в своих речах о том, что он платит зарплату рабочим.
      Введена контрактная система, поэтому ограничивается рост заработной платы на предприятиях, поэтому рабочего заставляют работать на многих предприятиях в крайне вредных для здоровья и жизни людей условиях труда.
. На всех работников составлены «досье». Если работник, работая на каком-либо предприятии, зарекомендовал себя неблагонадежным, особенно в политическом плане, то вряд ли его возьмут где-либо на работу вообще, даже на частные предприятия.
 Создаются системы воздействия на работника, которые вместе с административным контролем, давление и запугиванием производят идеологическую обработку сознания работника, навязывая ему «корпоративную культуру».
В первую очередь, это производится на крупных предприятиях, находящихся в сфере особого внимания Администрации.
«Корпоративная культура» ПО «Гомсельмаш», я думаю, что подобные документы есть и на других предприятиях, начинается вводной: «Духовная, морально-этическая сфера деятельности ПО «Гомсельмаш» — ценности, традиции, принципы и убеждения, принятые и пропагандируемые в трудовом коллективе ПО «Гомсельмаш», нормы и правила поведения каждого работника».
Понятно, что работать надо качественно, профессионально, выпуская конкурентоспособную продукцию.
Но причем здесь пункт «не принимать участие в мероприятиях, подрывающих авторитет предприятия, поддерживать его положительный имидж». Если продукция предприятия не вызывает нареканий потребителей, то и имидж предприятия никто не запятнает.
Для чего вся эта «корпоративная культура»? Только для одного. Заставить рабочего человека быть послушным, посадить его в клетку, чтобы только работал и молчал. Превратить свободного человека в рабочий скот. Если ты недоволен властью, участвуешь в независимом профсоюзном движении, входишь в политическую партию, ходишь на митинги, значит, подрываешь авторитет предприятия.
Формируется фашистское государство, в центре которого вождь, а вокруг него корпоративные структуры, обеспечивающие его власть.
Федерация профсоюзов Беларуси – это не профсоюзы. Профсоюзы – это независимые организации или ассоциации свободных работников. Поэтому ФПБ, которая представлена профсоюзной бюрократией, также представляет собой корпоративную структуру.
Социальное спокойствие, социальный мир в Беларуси обусловлен не трехсторонними переговорами между работодателями, профсоюзами и правительством, как это происходит в демократических странах. Социальный мир поддерживается системой власти, которая опирается на силу подавления, на корпоративные структуры, в которых происходит ограничения гражданских и конституционных свобод через идеологические, экономические и административные приемы. Пока получается.
Белорусский рабочий или можно посмотреть шире — трудящийся мирится со своим положением.
Слушая белорусские СМИ, он действительно думает, что есть вокруг Беларуси страны, где живут люди хуже. Зарплата в Беларуси, которая в среднем составляет 390 долларов США, значительно ниже, чем в России, Литве, Латвии, тем более Польше, Чехии. И это притом, что цены на многие товары там или ниже, чем в Беларуси, или одинаковы.
Если делать анализ по доходам, то по данным
7% семей имеют среднедушевой доход – 100 дол.
42% семей имеют среднедушевой доход – 100-200 дол;
30% семей имеют среднедушевой доход – 200 -300 дол;
4% семей имеют среднедушевой доход – 400 -600 дол;
4% семей имеют среднедушевой доход – свыше 600 дол.
Минимальный потребительский бюджет составляет около 176 дол.
Получается, что около 45% семей не укладываются по доходам в минимальный потребительский бюджет (МПБ), утвержденный Правительством.
В 2011 году  произошла обвальная девальвация белорусского рубля, инфляция  достигла 100 и более процентов, заработная плата снизилась в два раза по своей покупательной способности, резко упал уровень жизни.  Никаких протестных выступлений не было. Хотя недовольство растет.  Пока факторы, о которых я говорил, действуют в полной мере.
 Социальное спокойствие в Беларуси очень зыбко.  Все помнят 1991 год, когда около двух сотен тысяч работников вышли на улицы. Если не менять экономическую политику, систему хозяйствования, если не предоставить свободу гражданам и не дать им возможность зарабатывать, чтобы резко поднялся уровень жизни и потребления, то все больше и больше средств режиму будет необходимо вкладывать в систему подавления трудящихся, силовые структуры, бюрократию и т.п. Что и происходит, если анализировать расход по статьям государственного бюджета.
История показала нежизнеспособность государственных режимов и экономических систем, подобных белорусскому режиму. Но административный ресурс имеет временной запас. Все зависит от терпения трудящихся и желания белорусских граждан жить в свободной стране.

Александр      Бухвостов

Трагедия в Бангладеш

Трагедия в Бангладеш

24 апреля сотни работниц текстильных предприятий стали жертвами трагедии в городе Савар, недалеко от столицы Бангладеш Дакки. Поддержите кампанию LabourStartпротив потогонок и бесправия работников в Бангладеш

Восьмиэтажное здание «Рана Плаза», в котором располагались цеха пяти различных фирм, дало трещину накануне, однако его владельцы – как и собственники швейных фабрик – проигнорировали сигналы бедствия. Людей заставили остаться на рабочих местах… пока бетонная конструкция не сложилась, как карточный домик. Случившееся стало худшей за всю историю страны производственной катастрофой. Но отрасль продолжает функционировать по тем же законам – потогонка, полное пренебрежение нормами безопасности и охраны труда, все ради снижения себестоимости еще на цент.

Минимальная (и самая распространенная) зарплата работников текстильной промышленности Бангладеш – 38 долларов в месяц. Менее 1% из них объединены в профсоюз. Трудовое законодательство Бангладеш составлено так, чтобы возвести непреодолимую преграду на пути создания организаций работниками легкой промышленности, ставшей золотой жилой этой азиатской страны. Без права голоса, без права на борьбу за безопасное рабочее место и лучшую зарплату, работники текстильных фабрик вновь и вновь становятся жертвами бесконечной гонки вниз, устроенной крупнейшими  мировыми брендами – заказчиками их продукции.

Глобальный профсоюз IndustriALL призывает всех присоединиться к глобальной кампании за свободу объединения и безопасность на рабочем месте для 3 миллионов работников текстильной промышленности Бангладеш.